Владимир романович алекно, советский и российский волейболист и тренер

«Видел Россию в финале Лиги наций»

— То, что сборная России, побеждавшая в двух предыдущих Лигах наций, в этот раз не пробилась в полуфинал – стало сюрпризом?

— (Задумывается.) Скажем так: по составу и подбору игроков российская сборная могла бы, наверное, обойти Францию. Более того, признаюсь честно: думал, что Россия будет играть в финале.

Но я не знаю, какое сейчас внутренние состояние команды – хотя, конечно, общался в Римини с нашими ребятами. Дыма без огня не бывает – и, возможно, в плане какой-то внутренней атмосферы у нашей команды еще есть потенциал для роста. Мне сложно судить со стороны, я вижу и могу оценивать только технико-тактические действия. В любом случае, у сборной России есть еще время, чтобы найти резервы для усиления игры.

— Судя по результатам не только Лиги наций-2021, но и вообще выступлениям в последние годы – главными фаворитами в Токио будут поляки и бразильцы?

— Думаю, глобальных сюрпризов не будет. Хотя четвертьфинал – это всегда отчасти лотерея… Но, судя по тому, что я видел, круг фаворитов понятен: Польша, Бразилия, Италия, Россия. После этих команд чуть позади – Америка и Франция.

— Как будете использовать оставшиеся последние дни подготовки к Олимпиаде?

— 17 июля мы – насколько я понимаю, как и сборная России – вылетаем в Японию и заселяемся в Олимпийскую деревню. Есть предварительная договоренность со штабом российской сборной о товарищеских матчах. Возможно, сыграем еще и с американцами. Собственно, с другими командами договориться не трудно – сложности возникают непосредственно при организации. Ковид, разные зоны доступа, логистика – вот это все…

Беседовал: Владимир Можайцев

Самое волейбольное государство мира

На мужском волейбольном турнире Олимпиады сборная Ирана выступает в группе А, тогда как российская команда – в группе В. Но уже в четвертьфинале их турнирные пути вполне могут пересечься.

И если так случится – это будет сюжет! Тренирует иранцев Владимир Романович Алекно. Легенда. Глыбища. Режиссер самой главной победы (нет, вот так: Самой Главной Победы!) в истории российского волейбола – на Олимпиаде-2012 в Лондоне.

Владимир Романович заявил, что турнир в Токио станет последним в его тренерской карьере. И от этого уровень сейсмичности его возможного противостояния в гипотетической битве навылет с Туомасом Саммельвуо (финном, руководящим ныне сборной России) уже сейчас ужасает японских спелеологов…

…Кстати, если вы не в курсе: Иран – самое волейбольное государство мира. По количеству бесконечно (и по большей части — безнадежно) влюбленных в волейбол болельщиков на душу населения эта страна с огромным отрывом опережает всех. И у каждого из них, помимо этой самой любви – есть еще и персональное мнение, кого ставить в стартовую шестерку сборной и кому пасовать при выбитом приеме.

Пожелай главная звезда иранской сборной Маруф Саид принять участие в президентских выборах – шансы имел бы огромные… И вот в условиях этого порохового погреба, который охраняют заядлые курильщики – Алекно вынужден готовиться к последнему спортивному вызову в своей жизни.

Несколько дней назад – уже полыхнуло. Мало кому известный за пределами Ирана 31-летний доигровщик Фархад Гаеми в СМИ жестко раскритиковал Алекно. Общественность бурлит и кипит, накал и температура обсуждения скандала таковы, что российские «+33» кажутся приятной прохладой.

Что ж – слово самому Владимиру Романовичу. Который, как всегда, честно и открыто изложил свою позицию и поделился эмоциями и планами.

Девять лет назад Владимир Алекно привел сборную России к волейбольному золоту Лондона. Фото: globallookpress

Семья, характер, увлечения

Владимир Алекно женат, имеет дочь Екатерину 1987 г.р. и сына Лорана 1996 г.р. Сын пошел по стопам отца — играет на позиции связующего в «Зените»-УОР, который выступает в Молодежной лиге.

Самым сложным для себя Алекно считает обязанность определять состав команды, когда кого-то из игроков приходится «отцеплять» из списков на поездку в последний момент. Понимание, что все тренировались и заслуживают принимать участие в играх, является большим грузом для тренера, вынужденного отказывать кому-либо из спортсменов. Опыт, мастерство и умение принимать ошеломляющие для соперников решения, которыми Владимир Алекно обладает в полной мере, еще не раз выручит возглавляемые им команды и привнесет в историю отечественного волейбола новые страницы.

«Выговорить некоторые иранские фамилии действительно сложно — такая фонетика»

— В общем, был честный разговор, я четко обозначил свою позицию. А затем этот сопляк дал скандальное интервью местной прессе, где не только оскорбительно отзывался о моей работе, но и в недопустимой форме перешел на личности.

Кто такой Гаеми, чтобы его хорошо знали в мировом волейбольном сообществе? Чего добился? Что выиграл, кроме чемпионата Азии, где Иран – всегда главный фаворит?

Он в своем интервью жаловался, что я не знаю фамилии некоторых иранских игроков. За пределами Ирана о большинстве местных волейболистов в самом деле мало кто слышал. (Смеется.) Ну и, честно сказать, первое время здесь мне действительно сложно было выговорить некоторые иранские фамилии – очень сложная фонетика.

Потом Гаеми звонил переводчику сборной – просил мне передать, что он очень сожалеет о случившемся, что очень расстроен и наговорил все это на эмоциях. Что во всем виновата федерация, что он готов публично принести извинения. Но я никаких извинений до сих пор так и не услышал.

12 июля в Иране была пресс-конференция. Я там сказал, что всегда привык разговаривать с игроками, глядя друг другу в глаза. И что Гаеми я все честно озвучил в личном разговоре. Понятно, что ему это было неприятно. Понятно, что человек рассчитывал на иное. Ну, так и скажи все это в лицо, а не кидайся грязью в спину через СМИ.

Вот, собственно, и вся история. Я спокойно на все это реагирую. Мне этот человек неинтересен совершенно.

Клубная карьера

Начиная с 1991 года Владимир выступал в различных зарубежных клубах. Распад Советского Союза открыл все двери и уничтожил запреты на участие в иностранных спортивных командах, а состояние волейбола на родине на тот момент было весьма неопределенным, поэтому переход Алекно в зарубежные команды был вполне логичным шагом. С 1991 года Владимир играл в болгарском «Левски». Оттуда он перешел в итальянский «Асти» (сезон 1992/93 года). Сезон 1993/94 годов был посвящен итальянскому «Сполетти». После этого Алекно участвовал в играх французских клубов «Канне» (1994/96 г) и «Туре» (1996/99 г).

Игры в составе зарубежных команд имели важное значение для накопления опыта и мастерства, позволили приобрести важные знания и умение ориентироваться в психологии игроков. Но, тем не менее, наибольший успех Владимир имел в команде ЦСКА, в составе которой были завоеваны кубки СССР, выигрывались чемпионаты Европы, Франции и Болгарии

В 1988 году Алекно должен был участвовать в Олимпийских играх, но тренер сборной Геннадий Паршин не включил его в состав участников. Такое иногда происходит, состав команды подбирается по тренерскому замыслу, и для Владимира в этой схеме места не оказалось. По собственному признанию Алекно, было очень обидно, но и понимание правильности ситуации тоже имелось. Травма игрока всегда изменяет расстановку сил в команде, поэтому решение тренера было вынужденным и необходимым.

Детство, первые занятия волейболом

Владимир Алекно родился 4 декабря 1966 года в белорусском Полоцке, в смешанной литовско-белорусской семье. Заниматься волейболом он начал в 10 лет, его первым тренером был Б.Н Рудов. В 1980 году в 13 лет поступил в спортивный интернат г. Минска.

Спустя четыре года он уже играл в составе команды СКА, занимая позицию центрального блокирующего. Довольно быстро последовал переход в ЦСКА, где Владимир пробыл 3 года, но затем он вновь вернулся в родную команду СКА. В ней Алекно выступал вплоть до 1991 года.

Какой Ваш любимый вид спорта ?

Волейбол
35.3%

Футбол
14.27%

Баскетбол
12.43%

Бокс
10.13%

Легкая атлетика
8.33%

Хоккей
7.07%

Фигурное катание
5%

Большой теннис
3.35%

Формула 1
2.58%

Регби
1.54%

Проголосовало: 17212

«Брать разобранного игрока на Олимпиаду — глупость»

— Первый вопрос – что же все-таки на самом деле случилось в истории с Гаеми и как это отразилось на обстановке в сборной Ирана?

— Начну с конца — на атмосфере в сборной все это никак не отразилось. А что случилось… Давайте по порядку. Президент иранской федерации по своей инициативе, не согласовав этот вопрос со мной, созвонился с Гаеми – игроком, уже завершившим карьеру. И не просто пообщался, но и гарантировал ему место в олимпийской заявке.

Президенту показалось, что в сборной проблемы с приемом. Конечно, такая проблема есть – как и много других игровых проблем. Но это не означает, что нужно срочно вызывать из бессрочного отпуска травмированного и давно не выступавшего игрока, который к тому же не выказывал сильного желания выступать за сборную.

Я вернулся в Иран после Лиги наций – и меня поставили перед фактом. Отреагировал спокойно. Сказал: «Хорошо, попробуем. Я приглашаю Гаеми – и еще одного игрока, Моджтаба Мирзаджанпура, которого также не было в составе на Лиге наций – на три дня в расположение команды. Если они будут готовы выдержать конкуренцию, если будут на голову сильнее тех, кто сейчас в команде – почему бы и нет? Мне все равно, кто выступит на Олимпиаде, у меня нет никаких личных предпочтений – лишь бы выступали сильнейшие».

Но уже после первой тренировки все стало абсолютно понятно. «Полностью разобранный» – это даже слишком мягкое сочетание, чтобы охарактеризовать уровень готовности Гаеми. Точнее, неготовности. После тренировки я посадил напротив себя и Гаеми, и Мирзаджанпура, и еще одного игрока – и честно и открыто им сказал: «Парни, я не хочу тратить ни свое, ни ваше время. Усилить команду вы не в состоянии».

Может быть, если бы Гаеми привлекли к подготовке заранее, за два месяца – какой-то шанс у него был бы. Я бы потерпел, посмотрел… Пробился бы он в сборную, если бы прошел подготовку со всеми в полном объеме? Не уверен. Пусть по местным меркам Гаеми считался звездой – но в планетарном масштабе он никто и звать его никак.

Ну а за восемь тренировок до Олимпиады брать в состав «мертвого» игрока – глупость. Я не готов жертвовать возможным результатом ради экспериментов федерации.

Фархад Гаеми не убедил Алекно в своей необходимости на Олимпиаде в Токио. Фото: fivb.org

«Сборную не должен тренировать иностранец»

— В начале 2000-х вы тренировали за границей — во Франции. Но эта страна была хорошо вам знакома, там вы завершали игровую карьеру. А с какими проблемами пришлось столкнуться в Иране?

— В спортивном плане – все нормально. Упражнения, тактика – никаких проблем. Волейбол – это моя работа, здесь нет принципиальных отличий в зависимости от страны. Однако языковой барьер – конечно, это очень серьезная проблема. Самая серьезная. Поэтому я убежден: национальную команду не должен тренировать иностранец.  Я всегда так считал и здесь, за время работы в Иране, еще больше в этом убедился.

— И как вы решаете проблему языкового барьера?

— Тут плохо еще и то, что даже на английском местные молодые игроки почти не говорят… Мой помощник все переводит на фарси. Но, конечно, перевод не может донести все тонкости.

Сборная – это нечто особенное

Здесь никто не играет за деньги – и не важно, российская эта сборная, иранская или какая-либо еще. Главное – идея

И чтобы воодушевить игроков, ввести их в правильное состояние, очень важно найти правильные слова. А в переводе – пусть даже в точном и хорошем — и интонация, и акценты сильно меняются.

Поэтому мы с моим иранским помощником очень тщательно разбираем предварительно план каждой тренировки. Он ведет ее на фарси, я контролирую процесс и при необходимости вношу коррективы.

— Есть у иранских игроков какие-то особенности менталитета? Скажем, вы с ними – более строгий, чем с российским игроками? Или наоборот?

— Постоянное повышение голоса – не нравится никому. Но иранцев действительно можно зажечь, как спичку – если пробудить их внутреннюю энергию, найти правильную мотивацию – за страну, за семью, за детей… Они способны вспыхивать как порох. Гордая, эмоциональная, свободолюбивая нация.

— Что скажете об итогах Лиги наций? И применительно к сборной Ирана, и с точки зрения изучения главных соперников?

— Мы изначально планировали, что Лига наций будет этапом подготовки к Играм. И понимали, что не будем претендовать в Римини на высокие места. Нужно было посмотреть в деле молодых игроков, понять, на что они способны в условиях серьезной конкуренции. Да, результат мог бы быть чуть лучше – три матча мы проиграли на тай-брейке. Но даже если бы зацепили какие-то из этих встреч – ничего бы принципиального это не изменило.

Хотя, конечно, в Иране наш результат – 12-е место – восприняли негативно. Болельщики и журналисты хотят, чтобы и молодые в составе стояли, и медали завоевывались на крупнейших турнирах…

Почву для размышлений турнир мне дал обильную, я получил ответы на многие вопросы – прежде всего о слабых сторонах нашей команды. Работаем над исправлением этих моментов. Посмотрим, как удастся полученный в Италии опыт трансформировать в результат на Олимпиаде.

Алекно учит иранцев играть в современный волейбол, где защита играет не меньшую роль, чем мощная атака. Фото: fivb.org

Начало тренерской карьеры

Первые шаги на тренерском поприще Алекно сделал, играя в составе французской команды «Туре». Тогда он был играющим тренером. После первых успехов, каковыми явилось четвертое место в чемпионате, Алехно прекратил игровую карьеру и целиком посвятил себя тренерской работе. За короткий срок он сумел вывести свою команду на весьма высокий уровень, его победы были отмечены всеми мировыми обозревателями.

В 2004 году он вернулся в Россию по приглашению руководства московского «Динамо». Несмотря на 13 лет, проведенных за рубежом, Владими нисколько не колебался, стоит ли возвращаться на Родину. По его собственному признанию, он так и не стал там полностью своим, оставаясь иностранным спортсменом, желание вернуться домой никогда не покидало его.

Алекно возглавлял тренерскую команду «Динамо» в течение 3 лет, после чего получил приглашение на пост главного тренера сборной России. Он стал самым молодым тренером сборной, приняв пост у серба Зорана Гаича. С его приходом сборная впервые с 1980 года завоевала золото Олимпийских игр. Кроме того, было завоевано серебро в чемпионатах Европы, бронза в Олимпийских играх в Пекине.

С 1 июля 2008 года Алекно становится главным тренером казанского «Зенита». С приходом Владимира на этот пост клуб продемонстрировал небывалые в своей истории успехи, стал трижды подряд чемпионом в национальном первенстве, одержав победу в Лиге чемпионов. Осенью того же года истек срок контракта со сборной России, который Алекно не стал продлевать. На пост тренера сборной он вернулся в 2010 году.

«Президент видит команду в полуфинале. А где он видит Россию, Бразилию, Польшу, США, Францию и Италию?»

— Ваш последний сезон в России получился – драматичнее некуда. В решающих матчах всех турниров – в Лиге чемпионов, национальном чемпионате и Кубке – «Зенит-Казань» уступал на тай-брейках на «больше-меньше». Были у вас в карьеры сезоны с подобной концентрацией невезения?

— Турниры и матчи в моей карьере были совершенно разными. Часто случалось и так, что мы выигрывали «на тоненького». Думаю, главная причина в том, что раньше наши игроки были помоложе, помотивированнее

(Смеется.) Ну и поудачливее, это тоже важно

— В Токио для сборной Ирана все тоже может решить один матч. Невыход из группы в стране наверняка сочтут неудачей, а попадание в полуфинал – триумфом. Вы как-то корректируете подготовку, чтобы вывести команду на пик формы именно к четвертьфиналу?

— Всякое может быть. Ситуация обстоит следующим образом: сборная Ирана в ее нынешнем состоянии – вполне рабочая команда. Очень амбициозная и, скажем так, очень мечтающая о победах. Все работают с огромным желанием. Но эти амбиции и мечты не подкреплены всей волейбольной инфраструктурой страны. Уровень иранского чемпионата – это примерно вторая итальянская лига. Даже, пожалуй, чуть ниже. И между уровнем игроков местного первенства и игроков сборной – пропасть.

До моего прихода к сборной Ирана на протяжении десяти лет не подключался ни один новый волейболист. Играли и играли в одном составе – очень, очень долго. Что-то получалось, что-то – нет. Но сегодня история такая, что четверо основных игроков из того состава серьезно травмированы. Порванные ахиллы, прооперированные по третьему разу колени… И мне пришлось везти вместо них на Лигу наций молодых ребят, которые до этого вообще в жизни не сыграли ни одного матча за сборную. То есть команда, по сути, изменилась на 50 процентов. А из этих молодых 2-3 парня точно будут стоять в составе в Токио. Поэтому очень многое будет зависеть от их психологического состояния: дрогнут или не дрогнут в решающий момент. Конечно, мне тревожно. У этих ребят пока нет стержня, который можно в себе выработать только с опытом серьезных международных матчей.

Я понимаю, что в Иране вокруг меня большой ажиотаж. Но у меня же нет волшебной палочки…

В сборной Ирана Алекно опирается на опыт связующего Маруфа, который играл под его руководством за казанский «Зенит». Фото: fivb.org

— Но тем не менее от вас же ждут чуда? Какая официальная задача поставлена перед сборной в Токио?

— Народ здесь очень любит волейбол, но специалистов, разбирающихся в нем – немного. Президент вообще считает, что мы должны попадать в полуфинал…

Поймите – я тоже мечтаю о полуфинале. И сделаю все для того, чтобы эта мечта стала реальностью. Но хочется задать вопрос президенту: «Если сборную Ирана вы видите в полуфинале – то где вы видите Россию, Польшу, Бразилию, США, Францию, Италию?» При условии, что внутренний чемпионат, как я уже сказал – это уровень итальянского дивизиона В.

Я ни в коем случае не пытаюсь снять с себя ответственность и заранее стелить какую-то соломку. Вообще, что такая эта ответственность, как ее делить, в чем она выражается?

В моем понимании, ответственность – это внутренний разрыв. Это то, насколько сильно я буду переживать, если у меня не получится. Я сам для себя – самый строгий критик. Все остальное – относительно.

— Помимо ситуации с Гаеми – почувствовали на себе, насколько волейбол популярен в Иране? На улицах узнают вас?

— В этом иранцы – впереди планеты всей. После футбола волейбол – вид спорта номер один в стране. Каждое утро десятки болельщиков стоят у ворот нашей тренировочной арены – попросить автограф, сделать селфи с игроками. У каждого сборника – тысячи персональных фанатов, сотни тысяч подписчиков в инстаграме. Пресса пишет о волейболе постоянно, каждый день. Что ж, это хорошо и интересно.

— Это не создает вам в работе дополнительных проблем? Все-таки любовь всей нации – для сборников это не только положительные моменты, но и колоссальная психологическая ответственность.

— Да, какой-то отпечаток это чрезмерное внимание накладывает – особенно на молодых игроков. В любом случае – лучше пылкая любовь, чем равнодушие

Хотя у этой медали есть и другая сторона. До Лиги наций-2021 сборная Ирана не выступала два года. Ни одного товарищеского матча! А местные болельщики все равно продолжают воспринимать своих сборников как суперзвезд, как лучших волейболистов планеты. Да, в национальной команде Ирана выступают действительно достойные игроки. Но без постоянной международной практики им очень сложно повышать свой уровень… Этот момент надо обязательно учитывать, он может сыграть злую шутку.