Султан хамзаев. «я молчать не буду»

«Ты кто такой?»

– Если говорить о вашей работе в «Трезвой России», то, наверное, вам встречались власть­имущие, которым невыгодна борьба с алкоголизацией населения. У людей бизнес, а тут какой-то парнишка из Дагестана вставляет им палки в колёса.

– Да, конечно! Я проходил несколько этапов в своей общественно-политической жизни. Первый этап был, когда пытались оказать прямое давление.

– Били?

– Телефонные звонки были вроде: «Надо встретиться. Ты кто такой?» И так далее. Это во время тех общественных рейдов по выявлению контрафакта, которые мы проводили. Споры заканчивались по-разному: или тем, что люди понимали, что их доводы и их желания не принимаются, или тем, что мы расходились заклятыми врагами. Я понимал, что они беспринципные. 

«Трезвая Россия» – для меня не хобби, а ответственная работа, которой я занимаюсь уже семь лет. За эти годы мы добились того, что нас поддержали практически на всех уровнях власти. Например, в этом году президент Владимир Путин подписал две наши законодательные инициативы: первая – убрать из ресторанов, баров и в других местах общественного питания кальяны. По закону, с 30 октября кальян запрещён. Вторая – запретить пивнушки на первом этаже жилых домов. Это большая проблема в целом по стране, и в Дагестане в том числе. 

Например, в Забайкальском крае в одном многоквартирном доме 7 пивных магазинов. Вы же прекрасно понимаете, что ни к чему хорошему это не приведёт. Детей со спокойной душой во двор не выпустить. Нам повезло, что глава страны поддержал эти законопроекты. Хотя в Совете Федерации, Госдуме, в Министерстве здравоохранения говорили, что это невозможно. 

– А вы крепкий орешек. 

– Моя главная мотивация в том, что мои законопроекты воплощаются в жизнь. В наших политических реалиях это дорогого стоит. Коррупция огромная, тема сложная, но над этим надо работать. Когда я приезжаю, например, в Читу, Хабаровский край или Псков, ко мне подходят простые люди и говорят о том, что ценят нашу работу, что у них есть дети и они переживают за их судьбу. Это тоже даёт колоссальную внутреннюю мотивацию.

«Ну и дурак!»

– Там, где есть доброжелатели, найдутся и враги, о чём мы выше и говорили…

– Я никогда не приемлю и не приму оскорбления. Я говорю не о «диванно-войсковых экспертах», а о том, что происходит в высоких кабинетах. 

– Но тем не менее год назад вы назвали в студии программы «Место встречи» политолога Алексея Тимофеева дураком, что своего рода тоже оскорбление, согласитесь?

– Я не самодур. Но если человек позволяет себе хамство, публичные резкие высказывания, то я молчать не буду. Человек пришёл ради хайпа, а я для продвижения своей цели. Тема обсуждения была моей инициативой – повышение возраста для продажи алкоголя до 21 года. Я за неё воюю уже 7 лет, воевал и буду воевать. И когда мне сказали, что повышать возраст неправильно, я ответил: «Говорить можно много, но вы же своим детям не дадите алкоголь?» И тот самый Тимофеев говорит: «Я своему ребёнку дам алкоголь». После чего я и сказал: «Ну и дурак!» Нормальный, здравомыслящий человек алкоголь своему ребёнку не даст. Морально здоровый человек, если увидит, что какой-нибудь подросток пьёт пиво или что покрепче, выкрутит ему ухо и приведёт к родителям. Так меня воспитывали, по крайней мере. А когда мне человек говорит: «Идите и у себя диктуйте правила», то тут пахнет уже шовинизмом. В какой бы город я ни приехал – я чувствую себя как дома, не потому что я не знаю, где он, а потому что Россия – мой дом. 

– Хорошее воспитание дали вам родители, Султан. 

– Дети воспитываются на примере своих родителей. Себя нужно воспитывать, поскольку дети ретранслируют поведение взрослых. У меня были отличные учителя: папа баловал, а мама воспитывала. Мне в жизни повезло, я считаю, меня Екатерина Григорьевна, которую мы называли с детства бабушка Катя, тоже воспитывала. Она была учительницей отца и с мамой вместе работала в школе. Баба Катя жила у нас, она занималась нами, считалась нашей няней (увы, её не стало три года назад). Она для меня легенда! Я благодарен своей семье за правильное воспитание и за то, что она у меня есть. 

ДОСЬЕ

Султан Хамзаев. Родился в 1982 году в Хасавюрте. В 2003 году окончил экономический факультет Академии труда и социальных отношений в Москве по специальности «Менеджмент управления». Член Общественной палаты РФ, комиссии по физической культуре и популяризации здорового образа жизни. В 2012 году инициировал и возглавил национальный проект «Трезвая Россия».

https://dag.aif.ru

Версии убийства Даудова

Почему под подозрение попал Шурик Захар, который ладил с Даудовым? Дело в том, что накануне этих трагических событий между Даудовым и Захаровым был замечен инцидент (или скорее недоразумение), который стоил Захару нескольких часов допроса. Один из бойцов Шурика по имени или кличке Яша наехал на друга Султана по имени или кличке Артур, требуя денег. Чеченский вор немедленно отыскал Яшу и, вытащив пистолет, спросил: «Ты хорошо видишь эту штуку?» Захаров, с интересом слушавший беседу со стороны, якобы ответил за Яшу: «А ты хорошо себя чувствуешь?» Эту фразу можно расценивать как угрозу. А можно и не расценивать. Так или иначе, следствию ничего доказать не удалось.

Аналитики же от МВД связали смерть Даудова с ликвидацией Фролова. Были и такие, кто не связывал Даудова с конкретной уголовной фигурой, а видел в нем лишь очередную
жертву всеобщего крестового похода на «лаврушников». Их действительно тогда отстреливали активно. А тут  еще и началась первая чеченская военная кампания и за чеченцев в столице взялись и правоохранительные органы, помогая тем самым «славянским» ОПГ.

На смену чеченскому вору в законе пришел его земляк, коронованный опять-таки грузинами, — Хусейн Слепой. Двадцатидевятилетний Хусейн долгое время был соседом Султана по лестничной площадке. Вот такая преемственность получилась у малочисленных чеченских воров в законе. С тех пор прошло уже много лет, но до сих пор вор в законе чеченской национальности — это нонсенс.

В чём трагедия, брат?

Ума Саадуева, «АиФ Дагестан»: – Султан, вы говорили как-то, что в стране демографический застой, а я, например, уже устала по гостям ходить с поздравлениями… 

Султан Хамзаев: – Я не согласен с вами, что у нас рожают много, если бы рожали много, то у нас такой беды с демографией не было бы. За 9 месяцев убыль населения составила 380 тысяч человек, тогда как в 2019 году – 280 тысяч, а в 2018-м – 140 тысяч. Демография – ключевая проблема России. Людей не хватает. На 17 млн кв. м территории (самой большой в мире) у нас 145 млн человек – это даже не 2% от населения земли, представляете?

– И что с этим делать?

– С обществом нужно разговаривать. Вот в Ингушетии, например, в 1991 году было примерно 270 тысяч жителей. Пятисоттысячный ингуш родился 2019 году, то есть они за этот период сделали рывок чуть ли не в два раза – это была их целая внутринациональная политика. Не официальная, но их личная. Приведу другой пример. У чиновников есть чёткие определения – они не считают рост демографии по детям, а считают по среднему коэффициенту рождаемости, который в целом по стране составляет 1,58 %. По нему считаются нацпрограммы, нацпроекты, региональные проекты и так далее, а я же вхожу в рабочую группу Госсовета по демографии. Там очень тяжёлые дискуссии. Проблема в том, что товарищи, которые входят в эту группу, пытаются делать вид, что проблемы нет.

– Тогда зачем же создана эта рабочая команда?

– У меня тот же вопрос! Они говорят, что демография – это деньги, большие деньги. Нужны инфраструктурные проекты. Чтобы мамочки захотели рожать, у них должна быть хорошая зона отдыха. Я им говорю: «Если дело только в деньгах, тогда объясните мне вот что. Москва – самый богатый российский субъект РФ. У неё бюджет такой, как у 43 регионов России вместе взятых, но в Москве коэффициент рождаемости – 1,3, а в небогатой Тыве – 3,7. Значит, проблема не в финансах. Вы поговорите с нашими чиновниками, в том числе и дагестанскими, и спросите: «Ребята, в прошлом году же были хорошие социальные проекты – «Сто школ» и так далее. Где они? Что-то мы в конце 2020 года результата не увидели. Почему?»

Знаете, что они вам ответят? Что вы не правы – кассовое освоение произошло. Деньги из федерального бюджета поступили в республиканский бюджет. Де-факто этого нет, а де-юре на бумаге – существует! Вот в чём трагедия. В общем, пока что-то в головах у этих людей не поменяется и степень их персональной ответственности не выстроится, с мёртвой точки мы не сдвинемся. 

– А если говорить коротко, что входит в эту ответственность?

– Правильные лозунги, правильные задачи. Слабое понимание – плохое исполнение. Я бы так это квалифицировал.

Султан Балашихинский

После очередной отсидки Даудов обосновался в подмосковной Балашихе. Времена были бурные и крутые, начало «лихих 90-х», а потому все быстро менялось, люди быстро поднимались и так же быстро отправлялись в могилу. Султан с трудом втиснулся между местными братками, которые вовсю делили сферы контроля и списки «подшефных» фирм и фирмачей. С одной стороны расположились бойцы Шурика Захара, с другой поджимал Сергей Фролов. Имели свою долю в Балашихе и бойцы некоего Мушинского по кличке Муха.

Криминальный авторитет Сергей Фролов

Но Даудову все же удалось закрепиться в этом районе. Ненавидящий кавказцев Фрол, по некоторым данным, пытался подвинуть вора-чеченца, но смирился с его присутствием. По
всей видимости, Фролову хватало хлопот с земляками Султана, которые все чаще засылали свои бригады для расправы с ним. Саша Захаров, отличавшийся добродушием и миролюбием, считал Даудова безвредным иноходцем, блатным романтиком, настоящим бродягой. Тем не менее Шурик Захар был первым, кого заподозрила милиция в убийстве
чеченского вора. А случилось это в 1994 году. Султану Даудову было всего-то 38 лет.

21 марта 1994 года Султан собирался лететь в Крым на встречу с крупным украинским авторитетом. Дела международного масштаба, можно сказать. Рано утром за ним заехал телохранитель Александр Дерябин, чтобы сопровождать во время поездки. Даудов сел в джип с дипломатом (видимо, далеко не пустым) и приказал ехать в офис местной фирмы «Росинтер». Этот «офис» славился стенной сауной и баром. Любил попариться здесь и Шурик Захар. Султан и Дерябин вышли из джипа и вошли в офис «Росинтера». Едва за ними закрылась дверь, как прозвучала автоматая очередь. Вторая очередь адресовалась уже водителю джипа, на котором прибыл Даудов. Шофер Ислам Осмаев получил пулю в бедро,
остальные прошли мимо. Осмаев рванул дверь, сполз на землю и, хромая, стал убегать. Через десять минут его встретил милицейский патруль и отправил в центрально-городскую больницу. Водитель выжил.

Вскоре оперативная бригада задержала подозрительные «Жигули» с тремя пассажирами. Один из них был администратором «Росинтера». На приказ открыть багажник водитель «девятки» отреагировал агрессивно. Милиционеры настояли. И не зря. В багажнике лежал скрюченный Дерябин, потерявший к тому времени сознание. Он истекал кровью, ведь пуля угодила прямо в голову. Через несколько часов он умер. При досмотре автомобиля милиция обнаружила пистолет «ТТ» с двумя запасными обоймами. Труп Даудова нашли
спустя четыре часа. Он покоился в близлежащем лесном массиве, присыпанный снегом. Вора в законе убили выстрелом в затылок.