Памятник александру iii (санкт-петербург)

Хранить и беречь

Жестокое убийство отца глубоко потрясло Александра и наложило отпечаток на всё его дальнейшее правление. Если попытаться коротко сформулировать суть последнего, то его вполне можно назвать консервативно-охранительным.

Буржуазные реформы, начатые Александром II, постепенно сворачивались. Прежде всего «заморозили» так называемую конституцию Лорис-Меликова, предполагавшую участие представителей земств в разработке новых законов. Уже в конце апреля 1881-го император подписал Манифест о незыблемости самодержавия. Документ, составленный последовательным консерватором Победоносцевым, официально объявил об отказе от либерального курса.

Алекс3_4

Российский император Александр III (во втором ряду слева) с семьей в экипаже на прогулке в лесу

Фото: РИА Новости

Свою цель новый государь видел в том, чтобы уберечь Россию от революционных потрясений. На решение этой задачи были брошены все ресурсы могучей государственной машины. В течение следующих лет было ослаблено местное самоуправление (особенно крестьянское), резко ограничены избирательные права основной массы населения в пользу дворянства, урезаны полномочия суда присяжных, усилен контроль за учебными заведениями и прессой. В стране была восстановлена довольно жесткая цензура, начальные школы передали в ведение Святейшего Синода, а университеты лишились самоуправления. В 1887-м вышел циркуляр «О сокращении гимназического образования», резко ограничивший доступ к образованию для «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей».

Параллельно государственная власть сделала ставку на усиление православной религиозности. В стране значительно возросло количество епархий, резко активизировалась деятельность православных миссий, повсеместно восстанавливались закрытые ранее приходы, строились новые храмы и основывались монастыри.

Своеобразным ответом на рост террористической активности стало расширение антиеврейского законодательства — для евреев установили черту оседлости и ограничили их передвижение по стране, ввели процентную норму в средних и высших заведениях и т.д. Параллельно на национальных окраинах настойчиво проводилась политика русификации — введено обучение на русском (например, в польских университетах), по-русски составлялись афиши и указатели, велось делопроизводство.

Алекс3_2

Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца. Художник И. Репин

Фото: commons.wikimedia.org

Одновременно существенно расширили полномочия политической полиции. Ее наделили правом не подчиняться решениям местной администрации, без суда выселять нежелательных лиц, закрывать учебные заведения, газеты и даже предприятия. Предполагалось, что эти меры будут временными, однако они действовали вплоть до Октябрьской революции.

Консервативные преобразования привели к резкому уменьшению протестных отношений в стране, а террористическая активность, достигшая пика в 1870-х, и вовсе сошла на нет. При Александре III произошло только одно громкое политическое убийство — в 1882 году народоволец Желваков в упор расстрелял одесского прокурора, генерала Василия Стрельникова, когда тот неспешно прогуливался по Николаевскому бульвару. Напротив, покушение на самого царя, намеченное на 1 марта 1887-го, удалось предотвратить. Заговорщики были схвачены и повешены. В их числе оказался Александр Ульянов, старший брат Владимира Ильича Ленина…

Новая история памятника

Идея воссоздания памятника Александру III впервые зародилась в начале 1990-х годов. Она как бы витала в воздухе, и первая робкая попытка воплотить ее в жизнь была предпринята ОАО «Ермак».

Затем фирма «СибАтом», и ее генеральный директор В. В. Бронштейн, вплотную подошла к решению этого вопроса. Но отношение к личности императора, именно к личности, а не к памятнику, в руководстве Городской думы было неодинаковым. Верх взяла точка зрения, что памятник возрождать не нужно, дабы не нарушить спокойствия в обществе. Многих также пугало и то, что памятник будет восстановлен на частные средства. Но поле, если говорить образно, было уже вспахано. Свою роль сыграли и средства массовой информации, и общественные организации. Изменилось общественное мнение, и изменилось отношение городской администрации. 

История возникновения памятника

Еще до окончания работы по строительству Транссибирской магистрали в 1916 году Александр III, ее основатель, стал чуть ли не живой легендой. В честь этого торжественного события Николаем II и другими членами императорской семьи было решено возвести памятник. Автором ожидаемого величественного монумента стал миланский скульптор П.П. Трубецкой.

Работы по моделированию и созданию монумента длились с 1899 по 1909 год. Специально вблизи Александро-Невской лавры был построен павильон, где автор П. Трубецкой создавал модели-прототипы будущего памятника. После открытия весной 1909 года архитектурное сооружение обсуждалось больше других городских событий.

Еще бы, вместо царственного мужественного императора люди увидели обычного простолюдина, совсем не похожего на державного основателя Великого Сибирского пути. Несмотря на это, памятник продолжал в прямом смысле радовать горожан своим видом до 1937 года, когда его демонтировали и убрали в запасники Русского музея. Лишь в 90-е годы XX века интересная статуя Александра III возвысилась у входа в Мраморный дворец.

Конкурс на создание памятника

Мысль о создании памятника императору Александру III возникла сразу после его смерти осенью 1894 года. Самодержец скончался от болезни, развившейся после катастрофы на железной дороге, произошедшей в 1888 году. С инициативой выступила Петербургская городская дума, а также Сергей Юльевич Витте, занимавший в то время пост министра путей сообщения. Идея была представлена взошедшему на престол императору Николаю II, тот принял ее тепло, и вскоре думой была открыта всероссийская подписка на создание памятника. Такая практика – создание памятников на народные пожертвования – получила широкое распространение в XIX – в начале XX веков в России. Это помогало укрепить в обществе ощущение востребованности в новых памятниках, а также дарило каждому жертвователю чувство причастности к общему делу.

Конкурс на создание проекта памятника императору был объявлен 25 ноября 1899 года. Его возглавил С. Ю. Витте, к тому моменту ставший во главе Министерства финансов. В конкурсе приняли участие крупнейшие скульпторы и архитекторы эпохи – А. М. Опекушин, Ф. О. Шехтель, П. П. Трубецкой, В. А. Беклемишев, А. Г. Померанцев и другие. По воле императора Николая II создание нового памятника решено было привязать к окончанию строительства Великого Сибирского железнодорожного пути, начатого в эпоху Александра III. Так определилось место для будущего памятника – им стала Знаменская площадь, на которой и поныне располагается железнодорожный вокзал (тогда Николаевский вокзал — сейчас это Московский вокзал на площади Восстания).

Портрет князя Трубецкого

Первый этап конкурса был проведен в 1900 году. Модели памятников были осмотрены членами императорской фамилии в Зимнем дворце, особого внимания императора удостоился проект Паоло Трубецкого. Однако этот этап не увенчался успехом: ни один из проектов не был утвержден, и потому вскоре был объявлен второй этап конкурса. Примечательно, что модель памятника Трубецкого с первого этапа конкурса сохранилась и до сегодняшнего дня хранится в Русском музее.

Несколько слов об импрессионизме.

1.1. Медардо Россо (1858-1928).

Скажи кто твой друг, и я скажу кто ты. Медардо Россо был другом Трубецкого. В одном итальянском альбоме приведено фото статуэтки Толстого, позировавшего Трубецкому на изможденной лошадке:

Трубецкой. Толстой на коне. Бронзовая статуэтка

Если многие художники искали, как передать «внутреннее» содержание изображаемого, в данном случае — автора «Войны и мира», то импрессионист  «ухватывает» мимолетное впечателение. Импрессионисты гордятся тем, что они сами выбирают «момент», «что изобразить и выразить». Трубецкой выразил, как человек сидит на лошадке.

А сразу же за этим фото в альбоме приведены скульптуры его старшего друга — Медардо Россо, которого обычно объявляют венцом скульптурного импрессионизма, хотя скромно оговариваются, что он уж чересчур импрессионист. Не утруждая себя переводом с итальянского, воспроизведем несколько фото его работ 1890-ых годов:

Пройдите опрос.

 Загрузка …

Таким образом, первоисточник «правды жизни», как о том напишет барон Н.Н.Врангель, можно увидеть не только у Трубецкого, но и у его старшего товарища Медардо Россо.

1.2. Барон Врангель об импрессионизме

Эпиграф к настоящей заметке про жажду госпереворота взят из главы № XXXVI «Импрессионизм и правда жизни, написанной эпатажным почитателем импрессионизма, «критиком искусства» бароном Врангелем, братом генерала тоже барона Врангеля, воевавшего с красными. Этому критику русского искусства повезло: он не дожил до накликанной революции 1917, умерев в 1915.

Применительно к импрессионизму набор хвалебных словесных оборотов, встречающихся у Врангеля, подобен шаманским заклинаниям:

И далее в том же шаманском и революционном духе… Вывод один: нужен госпереворот, и какой же я (Врангель) тонкий и смелый критик!

Надо сказать, «чуйка» критика не подвела, он знал, что хвалить, а что ругать. Очень правильно угадал, что современный авангард (и даже его предтеча -импрессионизм) и госпереворот — соседние звенья одной цепи.

Его джентльменский набор фраз про «импрессионизм» — не более, чем набор бессмысленных «фиговых листочков». Эти листочки подбирают люди, жаждущие приобщиться к искусству, не сознавая, что это обманки. Если сделать несложный мысленный эксперимент – попытаться понять эти фразы, то сразу обнаружится, что не только художники, но вообще все нормальные люди хотят и красоты, и правды, и пробудиться, сами выбирают наиболее памятные моменты из жизни (даже когда делают селфи), тем более, хотят звучать гордо. Конечно, все это понимают по-разному. Зато не все хаотически ковыряют пальцем глину. Так что не растиражированные фразы Врангеля выделяют существенный признак скульптурного понятия «импрессионизм», а «ковыряние пальцем» и нежелание долго думать. Именно по этому признаку зритель прежде всего атрибутирует скульптуру импрессиониста (то есть догадывается, кто это сделал).

После революции

Но этому памятнику, строившемуся на века, была уготована короткая жизнь. Через 12 лет, с установлением Советской власти, в Иркутске начались преобразования, в ходе которых пострадал и памятник. В первомайский праздник 1920 года с пьедестала свергли статую императора Александра III.

Сведения о судьбе бронзовой скульптуры достаточно противоречивы. Достоверно известно только, что сразу после снятия с постамента ее поместили во дворе здания музея Восточно-Cибирского отдела императорского Русского географического общества. По некоторым сведениям, верхняя часть скульптуры долго хранилась во дворе музея, вся остальная часть была пущена на переплавку.

Уже 7 мая 1920 года местная газета «Власть труда» опубликовала сообщение, что на развенчанный пьедестал памятника предполагается установить статую рабочего – «символ русской революции», и в скором времени будет объявлен всероссийский конкурс проектов.

В конце того же года постановлением президиума Иркутского городского совета от 3 ноября 1920 года среди прочих переименован Александровский сквер – он стал сквером им. Парижской коммуны.

После смерти В. И. Ленина широко распространилась идея создания монументов, достойных великого вождя. Не стал исключением и наш город, где с огромным, вполне искренним энтузиазмом обсуждались формы воплощения замыслов. В среде иркутских художников и скульпторов развернулась, в том числе на страницах губернской газеты «Власть труда», полемика, в центре которой находился развенчанный пьедестал памятника Александру III. Некоторые из художников предлагали после окончательного удаления с него всех старых символов и соответствующей переделки деталей установить статую В. И. Ленина. Другие категорически им возражали и требовали возводить памятник совершенно заново, чтобы бюст Ильича не стоял «на месте старого самодержавного тирана». Были среди них и реалисты-прагматики, которые быстро и старательно лепили из подручных средств модели новых деталей к постаменту и предлагали их власть имущим организациям для немедленной реализации. Дальше всех в этом направлении, по-видимому, продвинулся известный иркутский художник и скульптор К. И. Померанцев, в то время – автор многочисленных бюстов и статуэток В. И. Ленина для советских учреждений. Было предложено у подножия постамента поставить фигуры рабочего, крестьянина, красноармейца и работницы, а горельефы генерал-губернаторов заменить изображениями героев этапов революции – Халтурина, Плеханова и Свердлова.

Когда статуя Ильича, отлитая из бронзы в полный рост, прибыла в Иркутск, то, к счастью, от установки на этом месте отказались, так как размеры её оказались слишком малы. Эту статую вообще увезли в г. Бодайбо. Таким образом, этот проект, к счастью, реализован не был.

Фото и описание

В 1994 году в Санкт-Петербурге у входа в Мраморный дворец, являющийся филиалом Русского музея в наши дни и бывший некогда музеем В.И. Ленина, на Знаменской площади, была водружена конная статуя императора Александра III. Это событие стало возвращением монумента из долгих «скитаний». Первоначально же памятник императору был установлен в центре Знаменской площади. Посвящался он Александру III как основателю Транссибирской магистрали, которая начиналась на Николаевском (Московском) вокзале, расположенном поблизости.

Заказчиком памятника была царская семья и лично Николай II. Из представленных проектов предпочтение отдали работе скульптора из Италии П. Трубецкого. Статуя Александра выполнена была из бронзы литейщиком Э. Сперати. Ее отливали по частям: фигуру самодержца в мастерских Робекки, а коня на сталелитейном заводе. Трехметровый постамент (архитектор Ф.О. Шехтель) исполнен из красного гранита. На нем была начертано: «Императору Александру III Державному Основателю Великаго Сибирскаго пути».

Работа над памятником продолжалась с 1899 по 1909 годы. Для большего удобства на Старо-Невском проспекте была сооружена специальная мастерская. В ходе подготовительных работ скульптор Трубецкой создал 8 небольших моделей памятника, 4 в натуральную величину и 2 полноразмерные копии. Брат Александра III великий князь Владимир Александрович, увидевший одну из этих моделей, счел ее карикатурой и отзывался о работе Трубецкого нелестно. Однако работа скульптора нравилась вдовствующей императрице, поскольку она видела в ней большое портретное сходство.

Монумент Александра III отличался от других памятников самодержцам. Скульптор изобразил императора без всякой идеализации и парадности. На огромном красном мраморном параллелепипеде верхом на коне-тяжеловозе изображен тучный человек в мешковатой одежде и бараньей шапке, чем-то похожий на конного городового, который упирается одной рукой в ляжку.

В этом памятнике ясно видно творческое кредо Трубецкого, считавшего, что портрет не должен иметь точного сходства с человеком, но должен отражать характерные его черты. Трубецкому приписывают и такую фразу: «Я изобразил одно животное на другом». Памятник вызвал недовольство у членов царской семьи. Николай II хотел даже отправить его в Иркутск. С.Ю. Витте, современник П. Трубецкого, писал о том, что на торжественное открытие скульптора не пригласили. Однако, 23 мая 1909 года в присутствии царских особ монумент был открыт и освящен.

Отзывы о монументе Александру в обществе были неоднозначными и скорее неодобрительными. Постамент сравнивали с комодом, коня – с бегемотом, а самого Александра – с обормотом.

После Октябрьской революции, с постамента памятника сбили прежнюю надпись и заменили ее другой, авторство которой принадлежало поэту Демьяну Бедному и носило оскорбительный для самодержавия характер, отражавший веяния того времени.

«…Торчу здесь пугалом чугунным для страны,Навеки сбросившей ярмо самодержавья.Предпоследний самодержец всероссийский Александр III».

Во время празднования 10-й годовщины Октябрьской революции его использовали в оформлении – закрыли в металлической клетке, пристроили рядом две мачты с серпом и молотом на вершине, колесо и башню.

В 1937 году памятник демонтировали и убрали в запасники. После Великой Отечественной войны от постамента отделили 3 камня, которые использовали для изготовления бюстов. В 1953 году монумент переместили во внутренний дворик Русского музея, а в 80-е спрятали статую лошади под специальный колпак. Только в 1990 году статуя была освобождена от этого укрытия.

Новый проект Трубецкого

На следующем этапе конкурса князем Трубецким был выдвинут новый вариант будущего монумента: теперь это была конная статуя. Оставалось решить вопрос о пьедестале: сам Трубецкой предложил создать его в форме скалы, а архитектором Федором Осиповичем Шехтелем был предложен четырехугольный постамент, украшенный барельефами со сценами из истории покорения Сибири. В итоге был утвержден последний вариант.

К созданию памятника приступили весной 1900 года. Вначале, чтобы оценить, как памятник впишется в городское пространство Петербурга, на Знаменскую площадь поместили деревянную модель будущей скульптуры. Также была изготовлена модель из гипса, которую осматривали император, а также великий князь Владимир Александрович – брат покойного Александра III, ставший председателем комитета по сооружению памятника.

Нереализованный проект памятника

Изначально проект памятника не понравился Владимиру Александровичу. По воспоминаниям Витте, великий князь даже назвал однажды проект Трубецкого «карикатурой на его брата», что, впрочем, никак не повлияло на авторское видение монумента. Вообще Паоло Трубецкой, судя по тому, какие воспоминания оставили о нем современники, обладал крайне неуживчивым характером: в процессе создания памятника Паоло Петрович неоднократно повышал гонорар за свою работу, угрожая в противном случае отказаться от участия в деле, а для работы над скульптурой князь потребовал, чтобы для него специально был построен павильон, в котором тот с удобством мог бы жить и работать. Во время работы над памятником князь неоднократно выезжал за границу, что также существенно затрудняло и замедляло процесс. Существует мнение, что такое поведение Трубецкого сходило ему с рук, а его множественные капризы исполнялись потому, что его проектом была крайне впечатлена мать императора, Мария Федоровна.

Россия в мире

Александру III обычно приписывают слова о том, что у России есть только два союзника — армия и флот. И действительно, в плане укрепления вооруженных сил за годы его правления было сделано немало. Например, на воду спущено 114 кораблей, в том числе 17 броненосцев. Благодаря этому русский флот по численности стал третьим в мире.

Однако усиление армии и упорядочение работы всего военного ведомства, изрядно расстроенного Русско-турецкой войной, сопровождалось на редкость миролюбивой внешней политикой. За годы правления Александра III Россия не участвовала ни в каких военных конфликтах, если не считать нескольких небольших столкновений на южных границах. Ставка была сделана на дипломатию, в основу которой положили принципы открытости и справедливости, что вовсе не отрицало последовательного отстаивания национальных интересов.

Алекс3_3

Император Александр III на борту яхты «Царевна»

Фото: ТАСС

В итоге в зоне непосредственного политического влияния России оказалась огромная территория от Атлантики до Тихого океана, и ни один серьезный международный вопрос не решался здесь без российского участия. Александр очень умело улаживал конфликты между европейскими государствами, всё время удерживая их от войны друг с другом. Миротворческие усилия русского царя высоко ценили в Европе. Недаром именно его именем назван один из самых красивых парижских мостов.

Меня поразила его громоздкость, его тяжеловесность и — как-никак — величие

И вдруг все остановилось, притаилось, и в наступившей тишине резко раздался удар об пол прикладов часовых, охранявших вход в среднюю царскую ложу. Двери ложи распахнулись, выбежали церемониймейстеры с длинными тросточками, и за ними появился государь, ведя под руку новобрачную. Тут мне посчастливилось: в коловороте, получившемся от того, что надо было дать дорогу высочайшему шествию, направлявшемуся к зале, примыкающей к левой боковой царской ложе (там было сервировано вечернее угощение), я был оттёрт до ступеней лестницы, поднимавшейся в верхние ярусы. Оттуда немного сверху стало особенно хорошо все видно. И тут я впервые увидал Александра III совершенно близко. Меня поразила его громоздкость, его тяжеловесность и — как-никак — величие. До тех пор мне очень не нравилось что-то мужицкое, что было в наружности государя, знакомой мне по его официальным портретам (один такой портрет висел в актовом зале казённой гимназии, другой в большом зале Городской Думы). И прямо безобразною казалась мне на этих портретах одежда (мундир) государя — особенно в сравнении с элегантным видом его отца и деда. Введённая в самом начале царствования новая военная форма с притязанием на национальный характер, её грубая простота, и хуже всего, эти грубые сапожищи с воткнутыми в них штанами возмущали мое художественное чувство. Но вот в натуре обо всем этом забывалось, до того самое лицо государя поражало своей значительностью. Особенно поразил меня взгляд его светлых (серых? голубых?) глаз. Проходя под тем местом, где я находился, он на секунду поднял голову, и я точно сейчас испытываю то, что я тогда почувствовал от встречи наших взоров. Этот холодный стальной взгляд, в котором было что-то и грозное и тревожное, производил впечатление удара. Царский взгляд! Взгляд человека, стоящего выше всех, но который несет чудовищное бремя и который ежесекундно должен опасаться за свою жизнь и за жизнь самых близких! В последующие годы мне довелось несколько раз быть вблизи императора, отвечать на задаваемые им вопросы, слышать его речь и шутки, и тогда я не испытывал ни малейшей робости. В более обыденной обстановке (при посещении наших выставок) Александр III мог быть и мил, и прост, и даже… уютен. Но вот в тот вечер в Мариинском театре впечатление от него было иное, — я бы даже сказал, странное и грозное.

И всё это на фоне двора.

Тут я увидел в непосредственной близи русский двор, о котором светские хроникеры говорили, как о чём-то сказочно-роскошном. Увы, такое близкое с ним ознакомление не пошло ему на пользу. Состав этой густой и толкавшейся в разные стороны массы не отличался ни красотой, ни элегантностью, ни величественностью, ни какой-либо породистостью. Большинство присутствующих состояло из согбенных под бременем лет сановников и из большей частью маленьких, толстеньких, а частью из тощих и комично высоких старых дам. Не спасали ни золото мундиров, ни орденские ленты, ни удивительно расчесанные бороды и бакенбарды (многие царедворцы еще придерживались моды времён Александра II), ни бриллианты и жемчуга, лежавшие на иногда и очень объёмистых, но серых от пудры и абсолютно не прельстительных персях. И держала себя эта архивельможная масса совсем не так, как подобало бы носителям высших чинов и представителям знатнейших фамилий! Все довольно бесцеремонно толкали друг друга, особую же сумятицу производили те, что пробивались к буфету, тянувшемуся во всю ширину фойе вдоль окон. У самых же столов происходило настоящее побоище, до того всем хотелось выпить бокал шампанского или отведать царских гостинцев!

И вот прошло время.

Многое, что я, заражённый почти поголовным фрондерством русского общества, находил когда-то в правлении Александра III уродливым и даже возмутительным, стало теперь казаться необходимым или неизбежным. И обратно, если и раньше меня отталкивала от себя вся незрелая и часто просто глупая («снобистская», сказали бы мы сегодня) революционность, то теперь она представлялась мне преступной, фатально, неминуемо ведущей ко всякой мерзости запустения. Надо прибавить, что тогда же (и только тогда) я решил познакомиться с некоторыми творениями Достоевского, в которых я тоже нашёл (рядом со всем парадоксальным и двусмысленным) настоящую пищу для своего миросозерцания.

Итоги

Начало 1890-х годов Россия встретила одним из самых могущественных государств континента. Высокий престиж на международной арене сочетался с укреплением внутренней стабильности, ростом экономики и расцветом в области культуры — наглядный пример того, что строго консервативная политика никоим образом не противоречит социальному прогрессу. Стране удалось выйти на профицитный бюджет за счет грамотной налоговой политики, жесткого торгового протекционизма и сокращения численности вооруженных сил при одновременном повышении боеспособности отдельных ее частей. Остается только догадываться, каким могло бы быть будущее великой империи, проживи государь еще пару десятков лет.

Алекс3_5

Император Александр III с супругой императрицей Марией Федоровной и детьми: цесаревичем Николаем, великой княжной Ксенией и великим князем Георгием

Фото: ТАСС

Александр III скоропостижно скончался от тяжелейшего хронического нефрита 20 октября 1894 года, совсем немного недотянув до пятидесяти. Современники запомнили императора как исключительно порядочного и справедливого человека, образцового семьянина, верного друга, редкого трудоголика и настоящего патриота. Заслуживает ли он того, чтобы остаться в памяти потомков? Несомненно. Ливадийский монумент — лучшее тому подтверждение.

ПОДРОБНЕЕ ПО ТЕМЕ

Судьба государя

Чем в истории России известен царь Иван III

Вечный зов

История самого масштабного мемориала, посвященного Великой Отечественной войне