Мария гамильтон: за что петр i казнил свою любовницу

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных похождений он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурный роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов были в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария стала… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились, Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев были не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до времени удавалось сохранить в тайне.

Царь по старой памяти, как говорили при дворе, иногда похаживал к своей «метреске» шотландского происхождения, однако это Марию вряд ли сильно радовало. Дальнейшие события покажут, что своего Ивана она и в самом деле любила не на шутку.

Вопросы

Музейная статуя Гамильтона

Политик оставил записку, ставшую предсмертной. В ночь перед дуэлью он написал:

В этом свете его промах выглядит намеренным: специально выстрелив выше, Гамильтон отверг возможность ранить или убить оппонента.

Записка Гамильтона супруге

Неясно, впрочем, насколько искренен был Гамильтон. Свидетели сообщали, что перед дуэлью он надел очки и демонстративно прицеливался, проверяя пистолет — необычное поведение для человека, решившего подставить другую щеку. Анти-гамильтоновски настроенные историки предполагают, что промахнулся политик случайно, а записка стала оружием против Берра: после ее обнародования вице-президента обвинили в хладнокровном убийстве, и ему пришлось пуститься в бега.

Более распространенной является версия, что Гамильтон честно стрелял в небо, а Берр, не знавший о его намерениях, хотел только ранить, а не убить оппонента (после выстрелов он пытался подойти к раненому Гамильтону и что-то сказать): таким образом, все это было кровавым недоразумением. Закончилось все плачевно: Гамильтон умер, а Берр до конца жизни был изгнанником. Об оппоненте он вспоминал с иронической грустью: «Александр Гамильтон, мой друг, которого я застрелил».

Казнь

Государь приговорил «Марью, девку Гаментову» казнить отсечением головы. За нее просили обе царицы, и супруга императора, и вдовствующая царица Прасковья (жена Иоанна V, брата и соправителя Петра I), однако, Петр был непреклонен. Историки считают причиной такой суровости тот факт, что незадолго до того государь издал указ, согласно которому «зазорные дети» (то есть, рожденные вне брака) не ущемлялись в правах, как это было заведено до сих пор.

Напротив, были организованы госпитали, где непутевые девки могли родить в полной тайне под присмотром опытных повивальных бабок и оставить ребенка в приюте. Таким образом, Петр заботился о новых рекрутах, новых работниках, как сегодня сказали бы, о демографической ситуации. Но есть и еще одна версия: один из уничтоженных Марией детей вполне мог быть и от самого Петра.

Как бы там ни было, но 14 марта 1719 года Мария была казнена на Троицкой площади в Москве.

Она появилась в белом платье, украшенном черными лентами, и была так грациозна и трогательна, что Петр вышел навстречу, подал ей руку и помог взойти на эшафот. По воспоминаниям современников, толпа замерла в надежде на царскую милость. Петр что-то негромко сказал Марии, даже, как говорят, приобнял ее, а затем… подтолкнул к палачу.

Когда казнь свершилась, Петр взял голову Марии, поцеловал ее в уста, а затем начал рассказывать находящимся рядом людям об анатомическом сложении шеи человека, демонстрируя при этом артерию и позвонки несчастной Гамильтон. Завершив свою жуткую лекцию, Петр еще раз поцеловал мертвые губы, бросил голову наземь и уехал.

Говорят, что голова Марии Гамильтон была заспиртована и долгое время хранилась в Кунсткамере. Но это, видимо, не более чем легенда.

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных похождений он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурный роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов были в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария стала… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились, Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев были не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до времени удавалось сохранить в тайне.

Царь по старой памяти, как говорили при дворе, иногда похаживал к своей «метреске» шотландского происхождения, однако это Марию вряд ли сильно радовало. Дальнейшие события покажут, что своего Ивана она и в самом деле любила не на шутку.

Розыск

Все вскрылось, как это и бывает, совершенно случайно. Петр потерял какой-то документ, в гневе вызвал к себе денщика. Тот не разобравшись, в чем, собственно, дело, бухнулся на колени, да и выложил все, что знает о фокусах своей любовницы.

Марию тут же препроводили под арест, и начался розыск, то есть, говоря современным языком «следственные действия».

Розыск в те времена без пытки никогда не проводился. Даже если человек добровольно признавался во всем, его все равно пытали, поскольку считалось, что без дыбы и кнута правды не добиться. Подвергли пытке и Марию. Она созналась и в кражах и в детоубийстве, но твердо стояла на том, что Орлов ни при чем, что воровала у царицы и избавлялась от детей она без его ведома.

В «постельном реестре» императора

Петр I был большим охотником до женского пола. По свидетельства современников он вел даже некий «постельный реестр», куда включал своих «официальных» метресс. Его супруга Екатерина Алексеевна смотрела на шалости супруга сквозь пальцы. Она прекрасно понимала, что ее положение императрицы достаточно шаткое. Лифляндская крестьянка, «портомоя», да что там, обозная девка, взлетевшая на вершину власти в Российской империи по прихоти своего венценосного супруга, по той же прихоти могла в любой момент оказаться там, откуда явилась. И поэтому она не устраивала супругу сцен ревности, а «метресок» даже привечала, даря им подарки и придворные должности. Так Мария Гамильтон стала первой камер-фрейлиной.

Преступления Марии Даниловны Гамильтон

Мария подверглась тщательным допросам и пыткам. Не сразу, но она призналась в детоубийстве: несколько раз девушка прерывала беременность, а двух младенцев убила. Во дворце как-то действительно нашли труп новорождённого, завернутый в одеяло. Тогда преступление осталось не раскрытым. Екатерина Терповская, служившая горничной при дворце, засвидетельствовала проступки Марии. Гамильтон также призналась, что воровала драгоценности царицы, продавала их и покупала дорогие подарки Орлову. После четырёх месяцев в темнице с железными кандалами на руках и ногах фаворитка, наконец, услышала свой приговор: казнь через отсечение головы.

Казнил фаворитку Пётр не за измену, а за убийство детей царской крови. Нередко любовницы царя, глубоко беременные, выходили замуж за его денщиков и приближённых. Император лично присутствовал на гуляниях и принимал участие в крещении детей. Новобрачных хвалил за решение пожениться. Гамильтон же выбрала другой путь — тайно убивала младенцев, в которых могла течь императорская кровь. И Пётр счёл это страшным предательством, за которое девушке следовало заплатить жизнью.

  • Кто становился бурлаками и сколько они зарабатывали?
  • Как банкир Иван Рыков создал первую в России финансовую пирамиду
  • Великая Заволжская стена: от кого за ней прятались наши предки
  • Что спрятано в гротах под фонтанами Петергофа?
  • Кто на самом деле поджёг Москву в 1812 году?

Поражения

Джон Адамс

После ухода Джорджа Вашингтона, наставника и покровителя Гамильтона, с поста президента (1797 год), дела бывшего министра финансов покатились под гору. Все еще влиятельный политик, Гамильтон в прах разругался со следующим президентом Джоном Адамсом. Их ссора фактически развалила Федералистскую партию, и на ведущие позиции вышла Демократическо-Республиканская партия Джефферсона и Мэдисона.

Как истинная рок-звезда от политики Гамильтон вообще не знал, что такое вовремя остановиться и помолчать. Из-за этого он легко наживал врагов, разрушал построенное и саботировал свою карьеру. В 1797 году он первым из видных американских политиков оказался в центре секс-скандала.

Семейный человек, в 1791 году он в своем же доме изменял супруге с женщиной по имени Мария Рейнольдс, о чем узнал ее муж (по другой версии, знал с самого начала). Вместо того, чтобы вызвать политика на дуэль, рогоносец предпочел шантажировать его и вымогать деньги — в пуританском XVIII веке история об измене жене, да еще с замужней женщиной, означала конец публичной карьеры.

Гамильтон заплатил Рейнольдсу круглую сумму, но в итоге сам рассказал всем о своих изменах. Сначала его приватно обвинил в коррупции и утечке средств еще один политик Джеймс Монро — Гамильтон доказал ему, что Рейнольдсу он платил из собственных средств и не брал из казны ни цента. Через несколько лет по Нью-Йорку поползли слухи о личной жизни Гамильтона (возможно, их распространил «друг» Монро Джефферсон), Гамильтон и Монро едва не отправились стреляться, но их помирил Аарон Берр, который еще сыграет в судьбе нашего героя немаловажную роль.

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных похождений он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурный роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов были в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария стала… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились, Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев были не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до времени удавалось сохранить в тайне.

Царь по старой памяти, как говорили при дворе, иногда похаживал к своей «метреске» шотландского происхождения, однако это Марию вряд ли сильно радовало. Дальнейшие события покажут, что своего Ивана она и в самом деле любила не на шутку.

Столкновение

Аарон Берр

Гамильтон раз за разом вставал на пути бывшего приятеля Берра, которого считал беспринципным и подлым человеком с тех пор, как тот лишил тестя Гамильтона места сенатора от штата Нью-Йорк. Сначала Гамильтон помешал Берру избраться президентом США в 1800 году, поддержав вместо него своего многолетнего оппонента Томаса Джефферсона. Из-за путаной избирательной системы тех лет Берр, занявший второе место на выборах, стал вице-президентом в администрации Джефферсона.

Президент терпеть не мог Берра, и тот, понимая, что от него избавятся при первой же возможности, в 1804 году баллотировался в губернаторы штаты Нью-Йорк, но снова проиграл выборы и обвинил в этом Гамильтона: по слухам, тот поносил его публично, называл «опасным человеком, которому нельзя доверять бразды правления».

Сегодня все закончилось бы взаимными оскорблениями в твиттере, но во времена, когда над Америкой еще не осел ружейный порох войны с англичанами, вопросы решали несколько иначе. Разъяренный Берр потребовал сатисфакции. Гамильтон не подтвердил, но и не опроверг оскорбления в адрес Берра и согласился стреляться.

Бурный роман с царём

Вряд ли Марии понадобилось прилагать особые усилия, чтобы завоевать внимание Петра. Государь, что славился своим неравнодушным отношением ко всяким прелестным представительницам противоположного пола, сразу обратил внимание на юную и очаровательную фрейлину жены

О том, какие чувства испытывал к своей новой любовнице Пётр, сказать сложно. Писатели, вдохновлённые историей Марии Гамильтон, описывают целый взрыв романтических чувств в сердце государя. Однако, на мой взгляд, здесь речь шла лишь о физическом притяжении — без примесей сентиментальности. Подтверждение тому встречается и в записях современников.

Личный токарь Петра I, Андрей Нартов, так упоминает об одном примечательном случае:

Портрет Андрея Константиновича Нартова

Розыск

Все вскрылось, как это и бывает, совершенно случайно. Петр потерял какой-то документ, в гневе вызвал к себе денщика. Тот не разобравшись, в чем, собственно, дело, бухнулся на колени, да и выложил все, что знает о фокусах своей любовницы.

Марию тут же препроводили под арест, и начался розыск, то есть, говоря современным языком «следственные действия».

Розыск в те времена без пытки никогда не проводился. Даже если человек добровольно признавался во всем, его все равно пытали, поскольку считалось, что без дыбы и кнута правды не добиться. Подвергли пытке и Марию. Она созналась и в кражах и в детоубийстве, но твердо стояла на том, что Орлов ни при чем, что воровала у царицы и избавлялась от детей она без его ведома.

Несостоявшаяся царица

В 1691 г. Петр I сослал Евдокию Лопухину в Суздальский Покровский монастырь. После того, как жена приняла постриг, муж считался свободным от супружеских уз.

Государь неоднократно высказывал намерение заключить брак с Анной. Но его останавливала неприязнь к ней даже ближайших соратников. В народе фаворитку называли «Монсихой» или «Кукуйской царицей».

«Петр I в иноземном наряде перед матерью своей царицей Натальей, патриархом Андрианом и учителем Зотовым», Н.Неверов

Анна пользовалась положением любовницы императора. В своих мемуарах воспитатель царевича Алексея, юрист и дипломат Генрих фон Гюйссена писал, что «в присутственных местах существовало правило оказывать содействие в делах и тяжбах» родным и друзьям семейства Монс. За посредничество фаворитка получала деньги и подношения.

Разрыв отношений

Д. Шмаринов. Иллюстрация к роману «Петр I» А.Н.Толстого. Бал у Монса. Петр I и Анна Монс.

Роман императора с Анной длился более 10 лет. При этом оба не отказывали себе в интрижках на стороне. У Петра Великого были любовные отношения с подругой Анны, Еленой Фадермрехт и многочисленные случайные связи.

Во время дипломатической миссии с марта 1697 г. по август 1698 г. фаворитка Петра принимала у себя саксонского посланника Кенигсека, галантного кавалера и дамского угодника. По непроверенным данным, она родила от него ребенка.

Неверность Анны обнаружилась неожиданным образом. Спустя 5 лет после начала отношений с фавориткой российского императора, 11.04.1703 г. Кенигсек утонул при осмотре переправы в Шлиссельбурге. В вещах покойника были найдены любовные письма от Анны, ее медальон.

Петр посадил сестер Монс (старшую Матрену, как пособницу измены) под домашний арест, который продолжался до 1706 г. Виновные находились под надзором князя Ромодановского, им запрещалось даже посещать лютеранскую церковь. В Преображенском приказе по делу проходило около 30 человек. Анну и ее близких обвиняли в мздоимстве, злоупотреблении доверием государя, ворожбе. У семьи Монс отобрали все недвижимое имущество.

Личная жизнь после расставания с Петром I

Во время домашнего ареста за Анной начал ухаживать прусский посланник Кайзерлинг. Он ходатайствовал перед государем о разрешении на брак. Но встреча с Петром I и Меньшиковым закончилась ссорой. Посла спустили с лестницы. Назревал международный скандал.

Дипломатический конфуз был улажен при содействии прусского короля. В 1711 г. Анна и Казейрлинг поженились. Но спустя несколько месяцев после свадьбы посол умер. Его супруга в течение 3 лет судилась со старшим братом мужа за имение в Курляндии. Она выиграла дело незадолго до своей смерти.

Последние годы и смерть

Последнюю любовь Анна Монс встретила в 1713 г. Ею стал пленный шведский капитан Карл-Иоганн фон Миллер. По утверждению современников, уже увядающая бывшая императорская фаворитка щедро одаривала жениха.

Анна скоропостижно скончалась в Москве 15 августа 1714 г. от чахотки. Свое состояние, впечатляющую по тем временам сумму в 5074 руб. она завещала Миллеру и матери в равных долях. Брат и сестра судились с несостоявшимся родственником и выиграли дело, так как к тому времени заняли прочное положение при дворе.

В «постельном реестре» императора

Петр I был большим охотником до женского пола. По свидетельства современников он вел даже некий «постельный реестр», куда включал своих «официальных» метресс. Его супруга Екатерина Алексеевна смотрела на шалости супруга сквозь пальцы. Она прекрасно понимала, что ее положение императрицы достаточно шаткое. Лифляндская крестьянка, «портомоя», да что там, обозная девка, взлетевшая на вершину власти в Российской империи по прихоти своего венценосного супруга, по той же прихоти могла в любой момент оказаться там, откуда явилась. И поэтому она не устраивала супругу сцен ревности, а «метресок» даже привечала, даря им подарки и придворные должности. Так Мария Гамильтон стала первой камер-фрейлиной.

Розыск

Все вскрылось, как это и бывает, совершенно случайно. Петр потерял какой-то документ, в гневе вызвал к себе денщика. Тот не разобравшись, в чем, собственно, дело, бухнулся на колени, да и выложил все, что знает о фокусах своей любовницы.

Марию тут же препроводили под арест, и начался розыск, то есть, говоря современным языком «следственные действия».

Розыск в те времена без пытки никогда не проводился. Даже если человек добровольно признавался во всем, его все равно пытали, поскольку считалось, что без дыбы и кнута правды не добиться. Подвергли пытке и Марию. Она созналась и в кражах и в детоубийстве, но твердо стояла на том, что Орлов ни при чем, что воровала у царицы и избавлялась от детей она без его ведома.

Скоротечная авантюра с царём

О том, в каком году родилась Мария, доподлинно не известно, но при дворе Петра великого она появилась в 1713 году. Дивная красавица, стройная, веселая, в один миг покорила всех своей простотой и игривостью. Екатерина Алексеевна не смогла устоять перед юной прелестницей и назначила её своей фрейлиной.

На самом деле девушка была хитра и дальновидна. И вскоре затеяла опасную авантюру, целью которой было страстное желание стать любимой девушкой царя. Старания Марии не прошли даром. Петр I всегда был слаб к женскому полу и, конечно, не смог пройти мимо озорной девушки. И вскоре Мария была приглашена в царские палаты.

Этот роман был ярким, пылким и скоротечным. Царь так увлекся новой возлюбленной, что временно забыл о своих делах и заботах. Личный токарь царя Андрей Нартов упоминает о ней так:

Екатерина I(М. Скавронская)в молодостиБиография

Конечно же, это событие не прошло мимо Екатерины Алексеевны. Но царица была мудрой женщиной и не стала устраивать мужу скандал. Даже, наоборот, опекала и одаривала дорогими подарками девиц, которые время от времени появлялись у мужа.

Фрейлина ея Величества

Мария Гамильтон жила на столетие раньше своей английской однофамилицы. Она происходила из шотландского обрусевшего рода, обосновавшегося в России еще во времена Ивана Грозного. Ее отцом был Виллем Гамильтон, состоявший в родстве с Артамоном Матвеевым — воспитателем Натальи Нарышкиной, матери Петра Великого. Впрочем, чиновники шотландскую фамилию «Гамильтон» писали на русский манер «Гамонтов», «Гаментов». Поэтому наша героиня по документам проходит как Мария Даниловна Гаментова.

Из хорошей семьи, родственница приближенных матушки императора, да еще и редкая красавица – неудивительно, что в возрасте 15-ти или 16-ти лет Мария оказалась при дворе в качестве фрейлины «ея императорского Величества Екатерины Алексеевны».

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных похождений он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурный роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов были в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария стала… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились, Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев были не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до времени удавалось сохранить в тайне.

Царь по старой памяти, как говорили при дворе, иногда похаживал к своей «метреске» шотландского происхождения, однако это Марию вряд ли сильно радовало. Дальнейшие события покажут, что своего Ивана она и в самом деле любила не на шутку.

Розыск

Все вскрылось, как это и бывает, совершенно случайно. Петр потерял какой-то документ, в гневе вызвал к себе денщика. Тот не разобравшись, в чем, собственно, дело, бухнулся на колени, да и выложил все, что знает о фокусах своей любовницы.

Марию тут же препроводили под арест, и начался розыск, то есть, говоря современным языком «следственные действия».

Розыск в те времена без пытки никогда не проводился. Даже если человек добровольно признавался во всем, его все равно пытали, поскольку считалось, что без дыбы и кнута правды не добиться. Подвергли пытке и Марию. Она созналась и в кражах и в детоубийстве, но твердо стояла на том, что Орлов ни при чем, что воровала у царицы и избавлялась от детей она без его ведома.

Казнь

Государь приговорил «Марью, девку Гаментову» казнить отсечением головы. За нее просили обе царицы, и супруга императора, и вдовствующая царица Прасковья (жена Иоанна V, брата и соправителя Петра I), однако, Петр был непреклонен. Историки считают причиной такой суровости тот факт, что незадолго до того государь издал указ, согласно которому «зазорные дети» (то есть, рожденные вне брака) не ущемлялись в правах, как это было заведено до сих пор. Напротив, были организованы госпитали, где непутевые девки могли родить в полной тайне под присмотром опытных повивальных бабок и оставить ребенка в приюте. Таким образом, Петр заботился о новых рекрутах, новых работниках, как сегодня сказали бы, о демографической ситуации. Но есть и еще одна версия: один из уничтоженных Марией детей вполне мог быть и от самого Петра.

Как бы там ни было, но 14 марта 1719 года Мария была казнена на Троицкой площади в Москве.

Она появилась в белом платье, украшенном черными лентами, и была так грациозна и трогательна, что Петр вышел навстречу, подал ей руку и помог взойти на эшафот. По воспоминаниям современников, толпа замерла в надежде на царскую милость. Петр что-то негромко сказал Марии, даже, как говорят, приобнял ее, а затем… подтолкнул к палачу.

Когда казнь свершилась, Петр взял голову Марии, поцеловал ее в уста, а затем начал рассказывать находящимся рядом людям об анатомическом сложении шеи человека, демонстрируя при этом артерию и позвонки несчастной Гамильтон. Завершив свою жуткую лекцию, Петр еще раз поцеловал мертвые губы, бросил голову наземь и уехал.

Говорят, что голова Марии Гамильтон была заспиртована и долгое время хранилась в Кунсткамере. Но это, видимо, не более чем легенда.

Фрейлина ея Величества

Мария Гамильтон жила на столетие раньше своей английской однофамилицы. Она происходила из шотландского обрусевшего рода, обосновавшегося в России еще во времена Ивана Грозного. Ее отцом был Виллем Гамильтон, состоявший в родстве с Артамоном Матвеевым — воспитателем Натальи Нарышкиной, матери Петра Великого. Впрочем, чиновники шотландскую фамилию «Гамильтон» писали на русский манер «Гамонтов», «Гаментов». Поэтому наша героиня по документам проходит как Мария Даниловна Гаментова.

Из хорошей семьи, родственница приближенных матушки императора, да еще и редкая красавица – неудивительно, что в возрасте 15-ти или 16-ти лет Мария оказалась при дворе в качестве фрейлины «ея императорского Величества Екатерины Алексеевны».

Казнь

Государь приговорил «Марью, девку Гаментову» казнить отсечением головы. За нее просили обе царицы, и супруга императора, и вдовствующая царица Прасковья (жена Иоанна V, брата и соправителя Петра I), однако, Петр был непреклонен. Историки считают причиной такой суровости тот факт, что незадолго до того государь издал указ, согласно которому «зазорные дети» (то есть, рожденные вне брака) не ущемлялись в правах, как это было заведено до сих пор.

Напротив, были организованы госпитали, где непутевые девки могли родить в полной тайне под присмотром опытных повивальных бабок и оставить ребенка в приюте. Таким образом, Петр заботился о новых рекрутах, новых работниках, как сегодня сказали бы, о демографической ситуации. Но есть и еще одна версия: один из уничтоженных Марией детей вполне мог быть и от самого Петра.

Как бы там ни было, но 14 марта 1719 года Мария была казнена на Троицкой площади в Москве.

Она появилась в белом платье, украшенном черными лентами, и была так грациозна и трогательна, что Петр вышел навстречу, подал ей руку и помог взойти на эшафот. По воспоминаниям современников, толпа замерла в надежде на царскую милость. Петр что-то негромко сказал Марии, даже, как говорят, приобнял ее, а затем… подтолкнул к палачу.

Когда казнь свершилась, Петр взял голову Марии, поцеловал ее в уста, а затем начал рассказывать находящимся рядом людям об анатомическом сложении шеи человека, демонстрируя при этом артерию и позвонки несчастной Гамильтон. Завершив свою жуткую лекцию, Петр еще раз поцеловал мертвые губы, бросил голову наземь и уехал.

Говорят, что голова Марии Гамильтон была заспиртована и долгое время хранилась в Кунсткамере. Но это, видимо, не более чем легенда.

Казнь

Государь приговорил «Марью, девку Гаментову» казнить отсечением головы. За нее просили обе царицы, и супруга императора, и вдовствующая царица Прасковья (жена Иоанна V, брата и соправителя Петра I), однако, Петр был непреклонен. Историки считают причиной такой суровости тот факт, что незадолго до того государь издал указ, согласно которому «зазорные дети» (то есть, рожденные вне брака) не ущемлялись в правах, как это было заведено до сих пор. Напротив, были организованы госпитали, где непутевые девки могли родить в полной тайне под присмотром опытных повивальных бабок и оставить ребенка в приюте. Таким образом, Петр заботился о новых рекрутах, новых работниках, как сегодня сказали бы, о демографической ситуации. Но есть и еще одна версия: один из уничтоженных Марией детей вполне мог быть и от самого Петра.

Как бы там ни было, но 14 марта 1719 года Мария была казнена на Троицкой площади в Москве.

Она появилась в белом платье, украшенном черными лентами, и была так грациозна и трогательна, что Петр вышел навстречу, подал ей руку и помог взойти на эшафот. По воспоминаниям современников,  толпа замерла в надежде на царскую милость. Петр что-то негромко сказал Марии, даже, как говорят, приобнял ее, а затем… подтолкнул к палачу.

Когда казнь свершилась, Петр взял голову Марии, поцеловал ее в уста, а затем начал рассказывать находящимся рядом людям  об анатомическом сложении шеи человека, демонстрируя при этом артерию и позвонки несчастной Гамильтон. Завершив свою жуткую лекцию, Петр еще раз поцеловал мертвые губы, бросил голову наземь и уехал.

Очаровательная фрейлина

История жизни Марии Гамильтон полна нераскрытых тайн. Так, к примеру, до сих пор учёные затрудняются назвать даже год рождения этой женщины. По всей видимости, принадлежала она к шотландскому роду Гамильтонов, представитель которого, Томас Гамильтон, приехал в Россию ещё во времена правления Ивана Грозного.

При дворе Петра I Мария Даниловна оказалась в 1713 году. Темноволосая красавица с весёлым нравом быстро очаровала всех. Не стала исключением и вторая супруга государя, Екатерина Алексеевна, которая тут же назначила Марию своей фрейлиной. Гамильтон была очень открытым и добрым человеком, однако в её душе уже тогда зрели амбициозные планы.

Зная о любвеобильном характере Петра I, Мария Даниловна стремилась стать его фавориткой. Она была прекрасно осведомлена, насколько большой властью (а главное — богатством) обладали многие любовницы царя. Примером тому была генеральша Авдотья Чернышева, к которой нередко с просьбой “замолвить слово” государю обращались даже члены царского семейства.

Андрей Шишкин «Тот взгляд случайный», не является портретом Марии Гамильтон

Царский денщик

Впрочем, увлечения императора длились недолго. После всех своих амурных похождений он неизменно возвращался к «милому другу Катеньке». Так случилось и с Марией. Впрочем, одна она оставалась недолго, и вскоре завязала бурный роман с царским денщиком Иваном Орловым.

Императорская чета в 1716 год отправилась за границу, Мария Гамильтон и Иван Орлов были в числе свитских. Как говорят, во время этого путешествия Орлов охладел к Марии. Чтобы вернуть чувства возлюбленного, Мария стала… воровать для него деньги и ценности у императрицы. Но и это не помогло: любовники часто ссорились,  Орлов даже поколачивал Марию.

Но кражи из царских покоев были не самым страшным преступлением Марии. Она трижды беременела и трижды избавлялась от детей. Два раза она вытравила плод каким-то зельем, а третьего ребенка родила и собственноручно задушила. Однако все это до поры до времени удавалось сохранить в тайне.

Приговор и казнь

По приказу царя Мария была заточена в Петропавловской крепости. Несмотря на пытки и допросы, она уверяла, что Орлов невиновен и даже не подозревал о её преступлении, полагая, что все дети родились мёртвыми. В ноябре 1718 года Пётр I подписал смертный приговор.

Павел Сведомский «Мария Гамильтон перед казнью»

14 марта 1719 года на Троицкой площади Мария Гамильтон была обезглавлена.

Описание казни и последующих событий имеется у историка Жана-Бенуа Шерера:

Жизнь Марии Гамильтон начиналась словно сказка, но закончилась истинным кошмаром. Личность этой женщины по-прежнему окружена множеством домыслов и загадок, многие из которых историкам не разгадать никогда. Вряд ли стоит романтизировать её образ, хотя, без сомнения, такую судьбу можно назвать поистине трагической.

Судьба семейства Монс

Историки утверждают, что Анна родила двух дочерей. Их биография и имена отцов доподлинно неизвестны. В завещании женщина детей не упомянула.

Примечательно, что скандал и тяжбы не отразились на судьбе и карьере родных Анны. Старшая сестра Матрена стала супругой генерала-поручика Николая фон Балкена, статс-дамой второй супруги Петра I Екатерины. Она же пристроила своего брата Виллима камер-юнкером при дворе. Обходительный и молодой Монс сумел понравиться жене государя, стать ее фаворитом.

Виллим через Екатерину обустраивал дела просителей за взятки. В 1724 г. на него донесли Петру I. Последовал арест по обвинению во взяточничестве и казнь на Сенатской площади. Виллиму отрубили голову. Матрену выпороли и выслали в Тобольск. Она получила помилование сразу после смерти Петра в 1725 г. Дочь Матрены, Наталья Лопухина повторила судьбу матери, была высечена и отправлена в ссылку по приказу Елизаветы I.

Екатерина I(М. Скавронская)в молодостиПодробнее