Столкновения на манежной площади

Алексей Усачев, болельщик московского «Спартака», друг Егора Свиридова

— Шестое декабря. Ночь. Я уже спать лег, думаю, около часа было. Смотрю (тогда уже чаты были) — сообщения пошли, что Егора убили. Сперва не понял, какого Егора. Обзвонил, кого мог. Написал кому-то. В итоге говорят: «Седого». Седой у него прозвище было, у Егора Свиридова.

Наши ребята, у кого была возможность, сразу поехали на место убийства. Ночь там провели. В итоге милиция всех задержала, как говорится, и наших, и не наших. Наших, правда, отпустили быстро. Кавказцев держали какое-то время, но потом отпустили всех, кроме Черкесова.

На одном из форумов фанатских появилось предложение поехать к прокуратуре Северного округа. Позднее в одном открытом чате было решено: поехали к прокуратуре, выразим там свой протест. Я, правда, сам не поехал, но поехали многие, причем не только болельщики, но и просто неравнодушные русские люди.

Тогда было много беспредельных случаев, и у всех накипело, что убивают русских парней регулярно. Повалили 7 декабря толпой к прокуратуре, вплоть до дедов и бабок, и в итоге перекрыли Ленинградское шоссе. Оно еще было до реконструкции. Без отбойника.

Я предложил ехать в прокуратуру Москвы. Собрал всех, кто был там помимо Егора, и поехали писать заявление о бездействии сотрудников полиции и прокуратуры. Написали. И только мы вышли, мне позвонили из прокуратуры, из особого отдела (по особо важным делам). Они уже всех собирали, потерпевших и ближайший круг. Из прокуратуры Москвы мы поехали в особый отдел. Вот там уже подробно всех допрашивали: меня, потерпевших, жену Егора. Дело как-то закрутилось, но волна протестная в обществе уже была.

Шествие памяти Егора Свиридова утром 11 декабря 2010 года на Кронштадтском бульваре.

Мы думали, каким образом заявить о своем негодовании. Рассматривали разные варианты и в итоге решили провести марш на Кронштадтском бульваре от метро «Водный стадион» до места убийства. Параллельно на одной из гостевых книг появилось объявление, что вечером на Манежной площади будет акция протеста какая-то. Но мы приняли решение туда не ехать.

Провели свою акцию, где были представители всех московских клубов, гости из других городов. Установка была на мирную акцию. Все понимали, что будет, если мы станем грань переходить. Никто не хотел беспорядков и последующих вытекающих неприятных последствий.

На Манежку мы не поехали, не было у нас такой установки. Может, какая-то часть с бульвара туда отправилась, но там ничего не организовывалось. Не было там никаких организованных объединений, просто разрозненная толпа недовольных. Стихийный митинг, который превратился в беспорядки.

Дмитрий Демушкин

— Я сразу побежал искать руководителей, кто за все это отвечает. Нашел Бирюкова (на тот момент начальник управления информации и общественных связей ГУВД Москвы) и с ним начальника ОМОНа Хаустова. Я их знал по согласованию своих бесчисленных акций.

Говорю им: зачем вы толпу вытесняете? Я понял, что плана у них никакого не было. Мне ответили, что это хулиганы, и «мы Манежную зачистим». Я говорю: вы куда их зачистите? Вы хотите эту толпу многотысячную дерущуюся в метро выдавить, где вы не сможете ничего сделать и начнется бойня?

Я поэтому сразу Колокольцеву сказал, что никаких переговоров вести не буду, вы должны сами выйти и поговорить. Он сначала офигел: «меня ж убьют там, кто мне обеспечит безопасность?» Стоял-стоял, потом говорит: пойду. И это был поступок, я прямо удивился. Я пошел с ним, все время с ними находился, чтобы на меня ничего не повесили. Разговор не получился: ему скандировали оскорбления, у него даже слезы потекли.

Дмитрий Демушкин на Манежной площади.

Разговоры градус немного понизили, но толпа все равно была разгоряченная. Когда совсем стемнело и стало холодно, люди начали разъезжаться. Весь следующий день я в провел в ГУВД. Самый длинный допрос в моей жизни, 13 часов. Правда, надо отдать должное, перерыв на обед был. Потом еще таскали на допросы месяца два. Они все были уверены, что это я все организовал, ведь там не было лиц медийных, ни одного лидера фанатов. Последние были предупреждены, что сюда лезть нельзя. Не было людей, с кем можно вести переговоры. А я почти всю Манежку простоял с Бирюковом и иже с ними.

Всеволод Радченко

— Милиция в целом вела себя предельно корректно. Но со стороны разгоряченной толпы в них все чаще стали лететь файеры, куски разобранной елки, елочные игрушки, куски арматуры и прочее. Периодически звучали сухие хлопки, напоминающие выстрелы из травмата. Мы предположили, что это ОМОН стреляет резиновыми пулями, но так и не увидели ни упавших, ни кричащих.

Манежная площадь.

В какой-то момент, когда ОМОН подкопил сил, «космонавты» начали орудовать дубинками, народ побежал. Так продолжалось полминуты. Перед наступавшими образовалась достаточно большая свободная площадь. Они стянулись к дальнему краю освободившегося пространства для перегруппировки. Если бы они дальше продолжали преследовать людей и врезаться в толпу, они бы потеряли строй и их бы заклевали поодиночке, как, в принципе, и произошло с парой увлекшихся бойцов, которых топтала толпа, пока их товарищи группировались для следующей атаки. Надо отдать должное, своих ОМОН отбил.

Спустя короткое время площадь перед зданием Манежа была полностью зачищена. Начались задержания активистов, попавших в окружение. Молодежь, прижатая к ограде Александровского сада, еще некоторое время огрызалась и отбивалась от напиравших на них омоновцев. Но через какое-то время сопротивление прекратилось. Часть задержали, кто-то успел перепрыгнуть через перила ограждений в Александровский сад, многие просто прекратили сопротивление. Задержанных поволокли по асфальту к подъехавшим двум пустым автобусам. Все это активное действо уложилось в три с небольшим минуты.

Всеволод Радченко, неравнодушный гражданин

Всеволод Радченко на акции на Манежной площади.

— После убийства Егора Свиридова информация об этом деле стала активно распространяться. Про само убийство, про акции фанатов — перекрытие Ленинградского шоссе, возложение цветов на месте убийства. Тогда же стала появляться информация, что будет какая-то акция на Манежке. Я читал об этом на форумах, плюс мне писали об этом знакомые и друзья.

Когда ехал, ожидал, что будут перекрыты выходы из метро или вовсе закрыты, но на станции «Охотный ряд» все было на удивление буднично. Меня поразило отсутствие интереса милиции к собравшимся. Они никому не чинили препятствий. То есть об акции на Манежной площади я знал, потому что читал и друзья звонили и рассказывали. Это не было секретом. По этой логике об акции должны были знать и власти. Когда вышел наверх, удивился многочисленности толпы. Не билось одно с другим.

Манежная площадь.

Оба прохода от Манежной к Красной площади были блокированы ОМОНом и конной милицией. Были закрыты ворота и в Александровский сад, в котором по периметру кремлевской стены разместились «космонавты» со щитами.

Милицейский матюгальник постоянно надрывался: «Акция не санкционирована. Соблюдайте законные требования сотрудников милиции! Не поддавайтесь на провокации! Против вас будет применена физическая сила. Участники беспорядков будут задержаны. Против зачинщиков будут возбуждены уголовные дела. Расходитесь!» В ответ толпа хором орала «Идите на ***!!!» и всякое такое.

Я вместе с ребятами забрался на вентиляционную башню высотой метра два с половиной и снимал на видео, что там происходило.