Как советская разведчица гоар вартанян помогла предотвратить фашистскую операцию «длинный прыжок» и спасти сталина, рузвельта и черчилля

«Анита» и «Анри»

Псевдоним «Амир», под которым в 40-е годы был известен молодой разведчик Геворк Вартанян, остался пылиться в архивах советской разведки. Геворк познакомился с Гоар в той же «Легкой кавалерии». Она оказалась сестрой одного из «завербованных» Амиром друзей и единственной девочкой в группе.

Гоар иллюстрирует образ кожно-зрительной женщины-разведчицы, дневной охранницы стаи, о которых на лекциях по зрительному вектору из системно-векторной психологии рассказывает Юрий Бурлан.

Кожно-зрительные девочки с детства «свои парни» в мальчишеских компаниях. Без их «медицинской помощи» не обходится ни одна игра в войну и ни одна разведка в соседнем дворе. Вырастая, свои детские забавы они переносят в реальную жизнь, становясь сестрами милосердия, связистками или профессиональными разведчицами, как Гоар Вартанян.

Кожно-зрительные женщины не обладают материнским инстинктом, и запрет на рождение детей, распространяющийся на разведчиков, принимают спокойно. У Геворка и Гоар Вартанян нет наследников. Их совместная жизнь была отдана переездам из страны в страну и постоянному риску, связанному с нелегальной работой. О ней не принято говорить, т.к. большинство операций, проведённых Анитой и Анри, под такими именами супруги Вартанян известны советской разведке, никогда не будут преданы огласке.

Агент вербовки

Англичане открыли в Тегеране разведшколу, чтобы подготовить агентуру для заброски в Советский Союз. Геворк получил задание туда внедриться. Школа была скрыта под вывеской ремонтной мастерской, а занятия в ней вели квалифицированные британские разведчики. Сын фабриканта не вызывал подозрений и был зачислен слушателем английской школы, где обучался уникальным методам британской резидентуры.

Усвоенные методы работы одной из самых лучших разведок мира не раз помогали Геворку Андреевичу уходить от слежки и подозрения.

Это потом он скажет: «Любой бизнесмен должен заниматься политикой, чтобы знать в какое русло направлять свой бизнес. Под этим предлогом мне удавалось получать самую тайную информацию из достоверных источников».

Человек с развитыми свойствами кожно-обонятельной связки векторов одинаково успешен и в разведке, и в бизнесе. Агент вербовки Геворк Вартанян использовал оба этих направления в своей деятельности резидента.

Геворк Андреевич и его жена Гоар долгие годы проработали в резидентуре советской разведки в Иране и только в 50-е годы вернулись в СССР, чтобы закончить Ереванский институт иностранных языков, приехать в Москву, получить новое разведзадание и отправиться нелегалами в командировку, которая длилась почти 30 лет. За эти годы они меняли страны, города, дома, профессии, религии, а Гоар пришлось даже три раза выйти замуж за Геворка, как того требовали обстоятельства.

Тегеран-43

В конце 30-х, когда Геворк и Гоар еще детьми жили в Тегеране, Иран называли ближневосточной Швейцарией, настолько спокойной и привлекательной была эта страна для состоятельных европейцев. Многие из них сумели перевести сюда свои капиталы, на которые продолжали вести привычный образ жизни.

У Советского Союза с Ираном были давние связи, еще со времен заключенного Александром Грибоедовым договора о мире и добрососедских отношениях. Во время войны через территорию Ирана в СССР шла союзническая гуманитарная помощь

Советам было крайне важно укрепить здесь свои позиции

Роскошные автомобили на улицах Тегерана и дорогие рестораны соседствовали с нищими кварталами, а сама столица говорила на всех европейских языках. В такой пестрой толпе легко было затеряться любому человеку. В городе шла невидимая война разведок, и не менее серьезно работали советские спецслужбы. Не упускали возможность оказаться там и шпионы Абвера.

Немецкая колония в Тегеране насчитывала более 20 тысяч человек при общей численности жителей Ирана в 750 тысяч. Среди них было много антифашистов и тех, кто надеялся пересидеть тяжелые гитлеровские времена вдали от войны. В планах Гитлера Ирану отводилась значительная роль. Иран — это страна нефти и стратегических связей, из нее тянулся прямой путь в Индию.

Начиная с 1941 года Сталин многократно обращался к президенту США Рузвельту и премьер-министру Великобритании Черчиллю с требованием открыть Второй фронт в Европе. Запад игнорировал эти требования, заняв выжидательную позицию и рассчитывая на поражение Красной Армии, но согласился помогать Советскому Союзу поставками вооружения, об отправке своих солдат в Европу не было и речи.

Провал операции «Длинный прыжок»

В 1943 году ситуация изменилась. Позади были битва за Москву, Сталинград и катастрофическое поражение немцев на Курской дуге. Исход войны фактически был предрешен. И уже запад просил Сталина о встрече, чтобы договориться об открытии Второго фронта и окончательном разгроме Германии.

Теперь Сталин был хозяином положения и мог диктовать условия союзникам. Предложенные ими Марокко, Кипр или Аляска в качестве мест для переговоров его не устраивали. Ни одна из этих стран не входила в круг интересов Советского Союза, а в Иране СССР вел активную разведку. Там и назначили на ноябрь 1943 года встречу руководителей трех держав.

Подготовка шла в полной секретности, но утечка всё же произошла, и к предстоящей встрече начала готовиться еще одна страна — Германия

Гитлеру важно было во что бы то ни стало сорвать переговоры. Операцию «Длинный прыжок» по ликвидации большой тройки возглавил Отто Скорцени

Теракт был запланирован на 30 ноября 1943 года, в день рождения Черчилля, когда большая тройка соберется в английском посольстве. Группе Амира поручили найти выброшенный для проведения операции десант.

О том, как удалось избежать трагедии, ни английская, ни американская разведки осведомлены не были. Им известно лишь одно — покушение века предотвратила Советская резидентура в Иране.

Опытные немецкие разведчики не могли не замечать надоедливых подростков, гоняющих на велосипедах по улицам Тегерана. И все же они недооценили этих велосипедистов из «Легкой кавалерии», сыгравших в срыве операции «Длинный прыжок» ведущую роль. Помимо разоблачения фашистских диверсантов группе Амира удалось выявить ещё более 400 немецких резидентов.

«Амир» — Геворк Вартанян

Геворк Андреевич Вартанян родился в 1924 году в Ростове на Дону. Когда мальчику исполнилось шесть лет, семья переехала в Иран. Глава семейства Андрэ (Андрей Васильевич) Вартанян, по легенде, под видом человека, обиженного Советской властью, покинул страну, купил небольшую кондитерскую фабрику и стал крупным предпринимателем в Тегеране. Фабрика и коммерческие успехи были только прикрытием его работы на советскую разведку.

Иногда Андрэ просил сына Геворка выполнить мелкие поручения: передать, взять, отнести… Не по годам развитый ребенок вскоре сообразил, что означают эти просьбы отца. «От человека с обонятельным вектором не скрыть свои мысли – он их чует», — объясняет системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Все дети Вартанянов воспитывались с чувством ответственности за советский народ и в большой любви к СССР. Перенял отцовский опыт, став агентом-вербовщиком, только Геворк. Для него не стоял вопрос о выборе профессии. В 1940 году, когда ему исполнилось шестнадцать, Геворк познакомился с Иваном Ивановичем Агаянцем. Главная резидентура советской разведки на Ближнем Востоке действовала в Тегеране, И.И. Агаянц её возглавлял.

Геворк, получивший псевдоним «Амир», готовился выполнять свое первое задание. Подростку было поручено организовать разведотряд.