Как денис панкратов в 90-х «взломал» плавание

Недоволен своей работой

С: Вы ведь еще и государственный чиновник.Сейчас я нахожусь в кадровом запасе.

С: Что вы делали? Как можно результаты вашей работы пощупать руками?Никак. Я два года был директором департамента спорта высших достижений в министерстве спорта и туризма. Но вот уже месяц этого департамента не существует. В течение двух месяцев мне либо предложат новую должность, либо сократят.

С: Вы как думаете?Мне все равно. Хорошо, если бы мои знания и опыт были востребованными. Но если нет – еще лучше.

С: Ой.Государственная служба – это низкооплачиваемый труд, который может изменить ситуацию в том случае, если к тебе прислушиваются.

С: Не справились с нашей бюрократией?Мне просто не удалось доказать правильность своих идей. К сожалению, у наших чиновников нет гарантии того, что они пришли надолго, а потом им воздастся за дела. Большую часть своих усилий они тратят на то, чтобы не потерять нынешнее место или уйти на повышение. И пока они решают эти задачи, у них не хватает времени заниматься конкретными проблемами. Мое присутствие в министерстве принесло больше вреда, так как я не сумел убедить никого в своих идеях. Может быть, у другого получится.

С: Какую вашу идею в министерстве спорта не восприняли?Мы просто должны определиться, куда мы идем. Не секрет, что своих главных успехов в спорте мы добились при СССР, когда у нас были определенные взаимоотношения с федерациями, советская система подготовки спортсменов и прочие дела. Но при этом мы уже 20 лет живем в другой стране и нам в спорт вбрасываются западные идеи. Но на Западе к своим принципам пришли за много лет, а мы хотим все изменить сразу. Там все это пришло опытным путем, а мы планируем перенять опыт с помощью насаждения. Получается, что сейчас мы не можем работать по советским стандартам, но еще и неспособны работать по западным. Опять мы раскорячились. И из-за этого все наши проблемы. Я пытался понять, куда мы идем: в светлое прошлое или в будущее? Какая у нас будет система: советская, китайская или английская и французская? В зависимости от этого надо менять законодательство, отношения. Вот я так и не получил ответа на этот вопрос. И половина законов у нас работают по советской системе, а половина – по западной. И они не соприкасаются друг с другом.

С: Можно пример?Пожалуйста. У нас есть Закон о спорте и Закон об общественных организациях. И по какому закону работать с федерациями? Если по первому, то мы должны прижимать спортивные организации к ногтю и требовать, требовать, требовать. Но если по второму, то федерации никому вообще ничего не должны.

Биография

Родился в Волгограде.

Воспитанник волгоградской плавательной школы Виктора Авдиенко. Плаванием занимался с 1981 года, когда его, первоклассника, пригласил к себе на занятия Авдиенко. Первоначально специализацией Панкратова стало плавание на спине, но затем тренер вместе со спортсменом определились, что лучше получается баттерфляй.

Первым большим международным стартом для него стали Олимпийские игры в Барселоне в 1992 году, где он выступал за Объединённую команду и стал шестым на дистанции 200 метров баттерфляем. При этом Авдиенко и Панкратов были уверены, что получится взять медали. Однако психологически спортсмен оказался не готов показать высокий результат. В 2014 году в интервью Панкратов объяснял свою неготовность тем, что перед финальным заплывом узнал о том, что у него из кошелька украли все призовые за полгода.

Годом позже, на чемпионате Европы в Шеффилде завоевал свои первые награды, победив на 200 метрах и став вторым на 100-метровке. Также он завоевал золото в составе комбинированной эстафеты (этап баттерфляем).

Чемпионат мира 1994 года в Риме принёс Денису полный комплект наград — золото на коронной двухсотметровке, серебро в составе эстафеты и бронза на ста метрах.

Пик карьеры спортсмена пришёлся на 1995—1996 годы. В 1995 году на чемпионате Европы в Вене он стал трёхкратным чемпионом (обе дистанции баттерфляем и комбинированная эстафета) и побил державшийся 9 лет мировой рекорд на стометровой дистанции американца Пабло Моралеса, показав время 52.32. В том же году Панкратов установил мировой рекорд и на 200-метровке — 1:55.22. Этот результат продержался более 5 лет.

На Играх в Атланте 1996 года Панкратов считался одним из главных фаворитов, особенно на дистанции двести метров. Российский спортсмен оправдал прогнозы, уверенно победив на 200-метровке, причём обогнав своих главных соперников почти на секунду. Борьба на дистанции вдвое короче была упорнее, однако новый мировой рекорд Панкратова — 52.27 принёс ему звание двукратного олимпийского чемпиона. Комбинированная эстафета принесла Панкратову и его партнёрам серебряные медали, сборная России уступила лишь команде США.

Стиль Дениса Панкратова отличался большим количеством времени, которое он проводил под водой после старта и после разворотов. В финале стометровки на Олимпиаде в Атланте Панкратов проплыл под водой около 40 из 100 метров. Это принесло ему прозвище «Русская субмарина», а также послужило одним из поводов к тому, что Международная федерация плавания (FINA) ограничила впоследствии максимальное расстояние, которое пловцы баттерфляем могут преодолевать во время нырка.

На Олимпиаде в Сиднее 2000 года Панкратов вновь вышел на старт 200-метровки баттерфляем, однако остался лишь седьмым и в 2002 году завершил карьеру.

С 2000 года живёт и работает в Москве. После завершения спортивной карьеры Панкратов стал спортивным журналистом. С 2000 по 2015 год работал ведущим новостей, корреспондентом и спортивным комментатором на телеканале «НТВ-Плюс». Также являлся ведущим новостей спорта на телеканалах ТВС (2002—2003) и НТВ (2003—2008). Сотрудничал с газетой «Советский спорт».

С ноября 2015 года по настоящее время — комментатор плавания и лыжных гонок на телеканале «Матч ТВ».

Избран вице-президентом Всероссийской федерации плавания. С сентября 2008 по ноябрь 2010 года возглавлял департамент государственной политики в сфере развития спорта высших достижений Минспорта России. С 2012 года — руководитель ГБУ «Центр физической культуры и спорта Восточного административного округа г. Москвы».

Супруга — Ольга Кириченко-Панкратова, бронзовый призёр Олимпийских игр 1992 года в комбинированной эстафете.

Результаты на летних Олимпийских играх

Зелёным выделены участия в финальных заплывах

Дистанция
100 метров баттерфляем
200 метров баттерфляем 6 7
Комбинированная эстафета 4×100 м

Александр Красных

26 лет, серебряный призер чемпионата мира

Шерстяной костюм, Calvin Klein 205W39NYC; толстовка из хлопка, Calvin Klein Jeans; кожаные кеды, John Galliano

Другая спортсменка, серебряный призер Олимпиады Юлия Ефимова, тоже не раз вспоминала о ситуации в Волгограде: «Я уже советовала Вове Морозову уезжать оттуда как можно скорее, – говорила она после заплыва в Казани в 2015-м. – В Америке я видела совсем другого спортсмена».

В феврале 2016-го у сборной по плаванию сменился тренер – им стал профессор и доктор биологических наук Сергей Колмогоров. По мнению Вайцеховской, он был стеной между спортсменами и вице-президентом федерации и сплотил команду, которая превратилась в «сборище невротиков».

«Авдиенко постоянно орал, – вспоминает Вайцеховская. – Особенно когда начинались провалы на больших стартах. А в Будапеште я подошла к Колмогорову и сказала: «Спасибо вам за то, что вы сделали с командой. За то, что отодвинули Авдиенко». И написала об этом. Колмогорова убрали сразу же».

Чемпионы и призеры Будапешта тренируются в Лобне (Рылов), Москве (Чупков) и Казани (Красных). С Виктором Авдиенко они встречаются только на сборах, а имя нового главного тренера – Сергея Чепика – узнали пару месяцев назад.

«Эти парни обошли волгоградскую систему, – говорит Вайцеховская. – Они в любой момент могут сказать федерации нет, уехать на сборы куда угодно, и им никто ничего не скажет. Все-таки они чемпионы мира, как ни крути».

Главное для меня плавание

С: Неужели бассейн не снился? Вы столько времени отдали плаванию.Ха, бассейн снится только в кошмарном сне. Это когда тебе тяжело, ты еле плывешь, крики тренера. Победы не снятся. Кстати, вот прошло восемь лет после того, как я завершил спортивную карьеру, и бассейн начал сниться только сейчас. Повторюсь, это кошмарные сны. Один раз я, правда, побеждал, но на Олимпиаде 1916 года. Короче, ностальгии по плаванию у меня не было.

С: Многие едут в отпуск, чтобы вернуть вкус к спорту.Можно доплавать до какого-нибудь позора. Мой уход – нечто среднее

Я и добился многого, и закончил весьма неважно. Хотя за год до ухода я ездил на Кубок мира за счет организаторов и умудрился выиграть турнир

Но все это было уже не то. Да, меня хвалили за седьмое место на чемпионате мира 2001 года, но это же всего лишь седьмое место.

С: В свое время начальство натерпелось от вас, вы никогда не молчали, если происходили несправедливые вещи, всегда высказывали свое мнение в прессе. Тем удивительней, что вы стали вице-президентом федерации плавания. Теперь всегда на стороне спортсменов?Вы зря думаете, что меня в федерации не любили. Что вы, ко мне прекрасно относились.

С: Но в важных ситуациях не защитили. Например, когда практически отстранили от тренировок.Стоп-стоп. Я, например, федерацию понимаю. В 2002 году мне было 27 лет, я уже плохо тренировался, но еще обыгрывал своих конкурентов на российском уровне. И у федерации была проблема. Да, я сильнее, но ведь через два-четыре года должны будут плыть именно эти ребята, которые сейчас на вторых ролях. Плюс я был совершенно неуправляем, с понтами. Тот, кто мог сказать, что тренеры не дотягивают до уровня сборной. Зачем такой человек нужен в команде? Он ее развалит.

С:  Вы это сейчас понимаете?И тогда понимал. И наслаждался ситуацией, при которой я всех загнал в тупик. У федерации было два пути: взять меня в команду к молодым или не дать выступить, пойдя на конфликт. В итоге федерация пошла по третьему пути. Мне не дали тренироваться, но заявили на чемпионат мира. В идиотской ситуации оказался я, так как был не готов к турниру. В итоге провалился и растерял авторитет в команде. Все получилось очень хорошо для сборной и федерации.

С: Так вы сейчас чаще всего чью сторону занимаете?Здравого смысла. У спортсменов и федерации совершенно разные задачи, но я стараюсь быть объективным. Я вообще выполняю роль третейского судьи.

С: Просто хочется получить ответ на вопрос, из-за которого у нас в спорте и возникает большинство конфликтов. Кто важней: спорт­смен или федерация?Главное – вид спорта, в моем случае – плавание. Как и большинству обывателей, мне плевать на какого-то конкретного спортсмена. То, что он мог заработать, – он получил. Практически нет недооцененных спортсменов, недооцененных героев. Все получили то, что заслужили. Но мне также плевать и на руководство федерации. Сегодня ты главный, а завтра другой. Общий вопрос один: что вы делаете для того, чтобы вид спорта существовал?

Мои конкуренты – в психбольнице

С: У вас хотя бы мигалка на автомобиле была во время государственной службы?Нет.

С: А хотелось?Нет.

С: Но хотя бы заработали что-то?Я еще раз говорю, моя зарплата на телевидении в разы больше, чем на государственной службе. При этом я сидел в министерстве с восьми утра до полуночи. Два года почти не видел семью. И считаю, что мне ничего не удалось сделать.

С: Сколько сейчас проплываете для себя?Я вообще не захожу в бассейн! Смысла нет. Да, надо поддерживать физическую форму, но для меня плавание – это мука. Вес я не потеряю, но обострятся другие болячки. За все это время я только один раз участвовал в VIP-заплыве, но из-за того, что в нем участвовал Владимир Сальников. Я пришел в сборную через два года после того, как он ушел оттуда. И, конечно, мне хотелось с ним проплыть.

С: Выиграли?У Сальникова – да.

С: Вы стали богатым за время спортивной карьеры?Нет. Я умел лихо тратить деньги, не откладывая на будущее.

С: Самая безумная трата?Во время кризиса 1998 года мой медовый месяц с супругой обошелся мне почти в 17 тысяч долларов. Мы ездили по Европе.

С: Пловцы странные люди? Можете вспомнить самого оригинального?Да пловцы ненормальные.

С: Вот хоккеист Рэй Эмери тараканов ел на спор.Если все это знали, значит у него лишь рекламные мотивы. Это для денег. Теперь все знают, где играет Рэй Эмери, так как он ел тараканов. Вот если бы он ел их втайне от всех, то это была бы клиника.

С: Неужели у пловцов не было таких?Были, были, конечно. Сейчас два моих конкурента лежат в психиатрической больнице. И это, я скажу вам, лучшее доказательство того, какие нравы в плавании.

С: Вы знаете, кто в этом году покинул футбольную премьер-лигу?Понятия не имею. Мне это совсем не интересно.

С: Поддерживаете запрет федерации плавания на использование костюмов?Двумя руками. Понятие о рекорде мира стерлось. Он обновлялся на протяжении каждого соревнования неоднократно. Кроме того, в плавании появилось расслоение. У кого-то есть деньги на костюмы, а у кого-то нет. Побеждали те, кто мог позволить себе самое современное оборудование. Потому и появились чемпионы из тех стран, где никогда плавания не было. Наш вид был самым классическим спортом: надел плавки – поплыл. Даже допинг не нужен. Он совершенно не помогает в плавании.

С: Нынешние рекорды в плавании помните?Не все. Я этим не живу, хотя, конечно, могу назвать мировой рекорд на 50 метрах в баттерфляе. Беда и в том, что раньше эти результаты впечатывались в память – побить рекорд было сложно.

С: Вам не кажется, что Россия – неспортивная страна?Да вы что! На Западе люди думают, куда отдать ребенка учиться, мы же думаем, в какую спортивную секцию его записать. У нас огромный потенциал, главное – этим воспользоваться.

С: Но у нас на матчи второй лиги по футболу ходят больше, чем на этап Кубка мира по плаванию.Мы с вами и виноваты. Не можем привлечь зрителей на трибуны. На Западе вот уровень трансляций лучше, но все идут на стадион. И по телевизору соревнования смотрят те, кто не смог попасть на зрелище, а не наоборот. По телевизору невозможно любить спортсменов.

С: На что у вас появилось время после окончания карьеры?На семью. Просто когда ты спорт­смен, ты очень эгоистичен. Ты живешь ради своего организма. Спишь, ешь – ради спорта. Ты не можешь себе позволить заняться своим ребенком, а если займешься, то потеряешь в спорте. Вот почему у меня появился ребенок только в 2007 году.

Точной даты ухода не было

С: Несмотря на то что вы двукратный олимпийский чемпион, познали вкус побед, ушли из спорта вы очень легко.Дело в том, что даже не знаю, когда именно ушел. Работать на телевидении стал еще в тот момент, когда выступал на соревнованиях. Наверное, чемпионат мира в Москве в 2002 году – последние мои соревнования. Это был удивительный турнир: я комментировал и был спортсменом.

С:  Надеюсь, не одновременно?Почти. Утром я проплыл на своей дистанции и занял место в третьем десятке, а вечером уже сидел в студии и рассказывал о финалах.

С: Какое место вы заняли?26-е. Это было отвратительно. Самое низкое место за всю карьеру. Но к тому моменту я уже долго не тренировался. Просто в федерации решили, что ветераны им не нужны, а потом меня вернули. Я узнал, что буду выступать на чемпионате мира, за четыре дня до стартов. И, конечно, мое 26-е место было совершенно иначе истолковано, хотя я месяц не тренировался.

С: Почему вы вообще ушли на телевидение?В конце 90-х спорт не приносил никаких денег, и надо было на что-то жить. К 2000 году у меня было три предложения уехать за границу, тренировать, но к этому моменту уже пригласили в Москву на телевидение. Деньги были абсолютно одинаковые, и я предпочел поехать в столицу.

С: Странно, ведь подавляющее число спортсменов выбрало бы тренерскую работу.Но я прекрасно понимал, что если не сложится на телевидении, то я в любой момент могу поехать тренировать. При этом отдавал себе отчет в том, что из-за границы рано или поздно придется возвращаться. Плюс за рубежом совершенно другая система подготовки спортсменов, а со своими знаниями, со своим мнением мы там можем не прижиться. Совсем не хотелось экспериментировать. И пусть за границу звали не совсем чужие люди, в Москве меня больше подкупило отношение руководства. А еще я очень наелся спортом – захотелось чего-то другого.

внешние ссылки

Записи
Предшественник Пабло Моралес Рекордсмен мира среди мужчин на 100 метров баттерфляем (длинная дистанция) 23 августа 1995 г. — 9 октября 1997 г. Преемник Майкл Клим
Предшественник Мелвин Стюарт Рекордсмен мира среди мужчин на 200 метров баттерфляем (длинная дистанция) 14 июня 1995 г. — 17 июня 2000 г. Преемник Том Мальчоу
Предшественник None Рекордсмен мира среди мужчин на 100 метров баттерфляем (короткая дистанция) 5 февраля 1997 г. — 22 января 1998 г. Преемник Майкл Клим
Предшественник Франк Эспозито Рекордсмен мира среди мужчин на 200 метров баттерфляем (короткая дистанция) 2 февраля 1997 г. — 28 марта 1998 г. Преемник Джеймс Хикман
Награды
Предшественник Кирен Перкинс Мир пловец года 1995 — 1996 Преемник Майкл Клим
Предшественник Александр Попов Европейский пловец года 1995 — 1996 Преемник Эмилиано Брембилла

Мне все прощалось

С: А не было спортивной ломки? Вот вы привыкли постоянно тренироваться, вы хотели плавать, а уже все позади, все прошло?Так к тому времени я уже практически и не тренировался, так что всего этого избежал. Но были иные сложности. Ты попадаешь в другой мир, с абсолютно иной системой координат, ценностями, новыми взаимоотношениями. Тут же совершенно другой уровень общения, разные границы допустимого.

С: Например.Да тут говорят лучше. Любой студент обладал большим запасом слов, у нас же все в этом смысле ограничено спортивным сленгом. В плавании вообще любое слово на вес золота, а на телевидении словарный поток объемный. Я просто никак не мог понять иногда: тебя похвалили или тебя поддели. Вообще в спортивной раздевалке многое решается кулаком, а тут это не принято. Была еще одна проблема. Некоторые просто упивались тем, что в спортивном мире я был бог, а тут – никто.

С: Сколько понадобилось, чтобы вы ко всему привыкли?Год-два. Думаю, что все окончательно закончилось в 2002 году, во время Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, когда прожженные комментаторы растворились во время соревнований, а я просто понимал, что это за соревнования и был одним из самых востребованных.

С: Вам приходилось применять кулаки в новой жизни?Если честно, то пару раз пришлось. Это из-за неуважения людей ко мне. Но отмечу, что иного выхода не было. В спорте эти ситуации решились бы гораздо раньше.

С: А что было лучше, чем в спорте?Просто жить стало легче. В спорте победитель один, а тут его очень сложно определить, здесь нет чемпионов. С одной стороны, это не очень хорошо, ты не можешь понять объективную оценку труда, но с другой – в случае неудачи это не так бросается в глаза. Можно затеряться и в таком состоянии прожить очень долго.

С: В свое время вы на отборе в секцию не проплыли половину бассейна, а, значит, тренер вас мог отчислить, но он дал второй шанс. На телевидении был второй шанс?Конечно. Я вообще был любимчиком начальства. Анна Дмитриева и Алексей Бурков позволяли мне практически все. Начнем с того, что первые полгода я вообще ничего не делал, будучи принятым в штат. Приходил только за зарплатой. Первые эфиры мои были далеки от совершенства, но мне и это прощалось. Были и другие вещи, которые бы моим коллегам просто не сошли с рук. Например, опоздания на трансляцию, абсолютная неготовность к ней, придумывание проектов, которые требуют затрат, но ничего не приносят. Мне все это сходило с рук. Сейчас-то я понимаю, что это было отношение не ко мне лично, а к двукратному олимпийскому чемпиону, который был нужен к Олимпиаде.

Началось со спора

А мысль эта пришла Панкратову случайно: в бассейне на тренировки нужно было проплыть за 11 секунд 25 метров. И Денис поспорил с товарищами, что сможет преодолеть все это расстояние под водой и уложится в нужное время. Никто не поверил. А он проплыл — и даже быстрее, чем было надо.

С тех пор он не переставал экспериментировать. На заплывах за ним любопытно было наблюдать — после старта все дорожки буквально «взрывались», кипели пеной и брызгами, а дорожка Дениса оставалась гладкой

Он шел словно торпеда под водой, не молотя руками и ногами по поверхности, экономя силы для главного. И только к середине дистанции он выныривал, оказавшись неизменно далеко впереди остальных.

Хитрость? Можно и так сказать. Но формально Денис не нарушал правил, он просто использовал известные всем законы физики: под водой скорость всегда выше, а, выныривая на поверхность, ее приходится терять и набирать заново. Правда, для того, чтобы воспользоваться этим физическим законом, нужны очень сильные ноги и тренированное тело.

Евгений Рылов

24 года, чемпион мира

Костюм из шерсти, хлопковое поло, все Paul Smith

Восторгов комментатора не разделяла олимпийская чемпионка по прыжкам в воду, дочь Сергея Вайцеховского, легендарного тренера сборной СССР по плаванию, Елена Вайцеховская.

«Прошлогодний чемпионат мира был специфический – послеолимпийский, – говорит она. – Тогда все, кто хорошо проплыл в Рио, взяли паузу и снизили нагрузки». А потом добавляет: «Очень интересно, что все эти мальчики-чемпионы не имеют отношения к волгоградской школе плавания. Можно сказать, им очень ­повезло».

«После развала Советского Союза плавание держалось на про­тивостоянии Геннадия Турецкого, который тренировал Попова, и Виктора Авдиенко – тренера Садового, – вспоминает Вайцеховская. – Турецкий жил в Австралии, а у Авдиенко в Волго­­граде появилась целая плеяда талантливых спортсменов, которые показывали отличный результат. Насколько он был чистым, я судить не могу. Во всяком случае, все закончилось, когда Авдиенко развелся с ­женой-врачом». Виктора Авдиенко признавали лучшим тренером мира с 1992 по 1996 год. Тогда его ученики – Евгений Садовый и Денис Панкратов – выиграл­и пять золотых олимпийских наград. После Игр Авдиенко основал в Волгограде плавательный клуб «Волга», а через несколько лет стал вице-президентом Всероссийской федерации плавания.

По данным портала «Спорт-Экспресс», в феврале 2016 года ­Комитет физической культуры и ­спорта Волгоградской области обнаружил в местном спортивном ­комплексе «Искра» денежные махи­нации: центр заплатил сто сорок миллионов руб­лей компаниям, принадлежавшим тренеру. Замдиректора «Искры» значилась его новая жена. История не вышла дальше региона, и после этого Авдиенко продолжил работать со сборной России.

«С 1996 года в Волгограде не появился ни один серьезный спортсмен, – вспоминает Вайцеховская. – А туда стекались все финансы».

Каждый год в городе проходили сборы юниорской команды, и к Авдиенко попадало большинство талантливых спортсменов. В разные годы он работал с Данилой Изотовым (уже получившим серебро Олимпиады), Никитой Лобинцевым (серебро Пекина) и Владимиром Морозовым, специально переехавшим к Авдиенко из Лос-Анджелеса.

«На момент своего появления Лобинцев и Изотов были самыми талантливыми пловцами в мире, – говорит Вайцеховская, – но то, чего они добились в личном первенстве, – это вообще не уровень. А Морозов вырос в Америке, он учился плавать там. Но как только приехал в Россию и его личным тренером стал Виктор Авдиенко, начались феерические провалы».

Запретили – потому что был лучшим

В действительности они опасались тотального преимущества одного спортсмена, которому удалось победить водную стихию, — Дениса Панкратова. Было похоже, что теперь элемент соревнования остался в прошлом: умение Дениса находиться под водой дольше других лишало состязания зрелищности и отнимало у других пловцов шансы на победу.

После изменения правил тотальное преимущество Панкратова перестало быть таким эффектным. Он плавал еще 6 лет, однако что-то в нем, видимо, «сломалось» — пропал кураж, появились скука и безразличие…

У него отняли главное, что привлекало его в этом виде спорта, — блеск и возможность быть первым. Отняли магию – ведь никто не мог с ним сравниться, пока он шел подобно торпеде под водой.